НОВОСТЬ: ВЫШЕЛ НОВЫЙ ВЫПУСК ЖУРНАЛА KIMONO №18, ТЕМА НОМЕРА: ИННОВАЦИИ

#ARTS

P.I.C.S.

 

ТРЕХМЕРНАЯ ПРОЕКЦИЯ

В ДОСПЕХАХ

Премьера «Призрака в доспехах» состоялась в Японии раньше всех — 16 марта 2017 года. Эта история в стиле киберпанк стала киноадаптацией оригинальной манги Ghost in the Shell, 1995. Перед кинокомпанией Paramount Pictures стояла непростая задача: нужно было снять ультрасовременный фильм, основанный на истории 20-летней давности. Для работы над картиной были приглашены лучшие специалисты в области 3D-моделирования и спецэффектов. Одной из таких команд стала японская креативная компания P.I.C.S., которая занимается развитием нового направления видео-проекций — facial projection mapping. Настя Сато встретилась с участниками проекта и расспросила, как шла работа над тизером для японских зрителей, и что такое трёхмерная проекция.

 

ИЮНЬ 2017

Слева направо: Настя Сато, Хирото Кувахара, Пол Лакруа, Яэ Дои.

Когда я вошла в офис компании P.I.C.S. и увидела всех героев вместе, я поняла, что интервью в формате «вопрос-ответ» вряд ли выйдет. Всем трём профессионалам не терпелось рассказать о своём успехе. Японка Яэ Дои — менеджер по производству в P.I.C.S. Она координирует работу команды и руководит подготовкой и ходом съёмок. Приглашённый специалист Пол Лакруа француз, но живёт в Японии больше 10 лет. Он разрабатывает программное обеспечение и участвует в проектах с использованием 3D-проекций и компьютерной графики. Арт-директора и визажиста Хирото Кувахара я знала и раньше. Это он собрал нас этим весенним днем.

 

Японский трейлер фильма Ghost in the Shell, 2017

Paramount Pictures Japan

 

Creative director / Facial directior :HIROTO KUWAHARA

Facial mapping technology : PAUL LACROIX

Director:HIROSHI KIZU (P.I.C.S.)

3DCG animation:+Ring

Facial 3D modeling: SHOHEI HAYASHI、avatta

Producer:YAE DOI(P.I.C.S.)/ HIDEYUKI MATSUI (P.I.C.S.)

Production manager: YAYOI OZAWA(P.I.C.S.)

 

 

 

НАСТЯ САТО: Именно вам кинокомпания Paramount Pictures предложила снять тизер к фильму «Призрак в доспехах» (Ghost in the Shell, 2017) для показа японским зрителям. Расскажите, как вам удалось заинтересовать Голливуд?


ЯЭ ДОИ: Когда мы получили предложение от Paramount Pictures, я спросила, интересно ли им попробовать снять ролик с использованием совершенно новых технологий. Идея им понравилась, и тогда я предложила facial projection mapping — проекция спецэффектов на лицо актера. Этот метод создал инженер Пол Лакруа, он сейчас вам всё расскажет, правда, Пол?

 

Facial mapping — система трехмерных проекций, которая может меняться вместе с поворотами головы в режиме реального времени

ПОЛ ЛАКРУА: Да, технология facial projection mapping появилась всего несколько лет назад. Сейчас она используется пока только на лице, но я работаю над возможностью проекций и на всё тело. Мне удалось создать новую систему 3D-эффектов — трёхмерную маску, которая меняется вместе с поворотами головы в режиме реального времени. В Японии кроме нас есть только одна команда, которая работает с facial mapping, и ещё пара — за границей.

 

ЯЭ ДОИ: А началось всё несколько лет назад. Мы получили заказ на рекламный ролик от одной косметической компании, и нашему руководителю впервые пришла в голову мысль о съёмке ролика с помощью facial projection mapping. Тогда реализовать замысел из-за сроков и бюджета не получилось, но благодаря этому проекту мы познакомились с Полом и Хирото Кувахара, и вместе мы твёрдо решили попробовать сделать что-то в этом совершенно новом направлении. Так под брендом P.I.C.S. мы сделали наш первый совместный независимый проект.

 

ПОЛ ЛАКРУА: У нас ушло восемь месяцев, чтобы первое видео «Омотэ» появилось в интернете. Ролик вышел в 2014 году и стал очень популярным. До этого в мире уже были попытки наложения проекции на лицо, но без движения, статично. Мы первые, кто сделал 3D-проекцию, способную двигаться вместе с мимикой лица в реальном времени. Отпала необходимость добавлять компьютерную графику после съемок.

 

Первое видео с трехмерной проекцией на лице — Omote

 

Art director & Makeup: HIROTO KUWAHARA   

Producer, Director, Technical producer: NOBUMICHI ASAI 

Technical director, Programmer - Transit digital works: PAUL LACROIX 

CG Designer - Spade: JIN HASEGAWA and TAKASHI ISHIBASH

 

ХИРОТО КУВАХАРА: Я попробую объяснить процесс. Сначала мы делаем 3D-сканирование головы актёра и создаём трёхмерную модель. Затем, чтобы у модели появилось лицо, подключаюсь я и «рисую» лицо. Оно у каждого человека, на самом деле, несимметрично, и особенности кожи свои. Я могу перерисовывать несколько раз, пока лицо 3D-модели не будет максимально похожим на оригинал.

 

ПОЛ ЛАКРУА: Потом создаётся двухмерная компьютерная версия модели и передаётся 3D-аниматорам для создания видео-контента. На этапе съёмок, я устанавливаю на лице актёра несколько маркеров. Их расположение, а вместе с ними и расположение лица, отслеживается с помощью сенсорных камер, количество которых зависит от сложности проекта. А маркеров сейчас мы используем только три, хотя первоначально в «Омотэ» их было двадцать три. На экране компьютера мы совмещаем лицо и ту самую плоскую версию, с которой работали 3D-аниматоры (по виду она напоминает маску для ухода за кожей —  прим. автора). Так мы получаем возможность проецировать спецэффекты в реальном времени.

 

НАСТЯ САТО: А я всё про Голливуд, ведь тизер для такого нашумевшего фильма не каждый день приходится снимать, правда? Как шла работа?

 

ЯЭ ДОИ: У нас был очень ограниченный бюджет и всего шесть недель, а обычно на воплощение таких проектов нужно два-три месяца. В тизере мы хотели придумать историю, подходящую к фильму, поэтому работало две команды: одни только снимали, другие работали над самой проекцией. Так как времени было мало, съёмка длилась всего пять часов. Если вы помните, в начале видео актёр идёт по залитому водой коридору, и мы сами впопыхах разливали там воду, пока камера передвигалась на точку.

 

ХИРОТО КУВАХАРА: Мне кажется, сам смысл facial mapping, где проекция скрывает лицо, близок фильму. В Японии трансформация героев очень популярна, многие аниме построены на этом. Корни уходят в традиционную культуру — в театрах Но и Кабуки лицо актёра всегда скрывает маска.

 

ЯЭ ДОИ: Да, у Кувахара-сан огромные знания в разных областях, поэтому в нашем проекте он выступает как арт-директор: подбирает музыку, костюмы, продумывает детали истории. Мы все полагаемся на его идеи и чувство стиля. А если говорить о тизере, то нам удалось воплотить идеи Кувахара-сан только благодаря развитию facial mapping. Ещё несколько лет назад модель не могла много двигаться и должна была находиться на расстоянии не более метра от сенсоров. Мы же смогли провести съемки вне специально оборудованной студии.

 

НАСТЯ САТО: Наверняка не все съёмки проходят гладко. В чём сложности съемок facial projection mapping при работе с актёрами?


ХИРОТО КУВАХАРА: Для ролика «Призрака в доспехах» мы выбрали аранжировку музыки известного в Японии композитора Сусуму Хирасава — мелодию для выхода на ринг знаменитого борца по рестлингу Рики Тёсю. Он же был актёром в тизере. Крупный — ростом около 185 см, гора мышц. Лицо, из-за большого количества боёв, очень асимметричное. Поэтому мы ожидали худшего результата, но всё обошлось. А в другом проекте мы сделали 3D-модель, но когда через два месяца встретились с актером, двухмерная основа не совпадала с лицом! Оказалось, что он очень похудел. В конце концов, получилось поправить, но от подобных сюрпризов мы не застрахованы. Точность совпадения лица с двухмерной моделью — одно из самых важных частей нашей работы.

 

Бэкстэйдж со съемок японского трейлера для фильма Ghost in the Shell, 2017

 

Creative director / Facial directior :HIROTO KUWAHARA

Facial mapping technology : PAUL LACROIX

Director:HIROSHI KIZU (P.I.C.S.)

3DCG animation:+Ring

Facial 3D modeling : SHOHEI HAYASHI、avatta

Producer:YAE DOI(P.I.C.S.)/ HIDEYUKI MATSUI (P.I.C.S.)

Production manager: YAYOI OZAWA(P.I.C.S.)

 

Глаза актёра должны быть закрыты, так как свет от проекции яркий, но часто наши герои пытаются подсмотреть

ПОЛ ЛАКРУА: Ещё одна особенность в том, что актёр не видит, какая картинка проецируется на его лицо, поэтому нам приходится подсказывать: поверни голову направо-налево, опусти вниз. Глаза должны быть закрыты, так как свет от проекции яркий, да и на тёмных зрачках анимация не видна. Но как же тут усидеть с закрытыми глазами, когда вокруг что-то происходит? Поэтому модели, нет-нет, а пытаются подсмотреть.

 

НАСТЯ САТО: Как вы думаете, есть ли перспективы у трёхмерной проекции?

 

ЯЭ ДОИ: Несмотря на то, что стоимость видео с facial projection mapping высока, и для организации такого проекта обычно требуется не меньше шести миллионов иен, я думаю, что технологии трехмерной проекции будут активно развиваться в будущем.

 

ХИРОТО КУВАХАРА: Уже сейчас можно проецировать видео на лица исполнителей во время концертов. В будущем, например, во время разговора по скайпу с помощью facial mapping можно будет сделать себе макияж или разгладить морщины. Или, если за людьми с психическими заболеваниями будет ухаживать робот с проекцией лица их матери, или ребёнка, или жены — пациенту будет спокойнее. Это звучит, как что-то из области фантастики, но, со временем, думаю, всё возможно.

 

НАСТЯ САТО: Что бы вы хотели сказать нашим читателям?

 

ХИРОТО КУВАХАРА: Мы хотим приехать в Россию! Были бы рады сделать совместный проект с русским балетом. У нас больше общего, чем мы привыкли думать. Я даже слышал, что в крови японцев есть гены русских. И, конечно же, хотим попробовать настоящие пирожки!

 

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO №05 ИЮНЬ-ИЮЛЬ 2017

Текст: Настя Сато

 

Фото: Марина Такимото