#ARTS

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

МАСАНОБУ АНДО

Актер Масанобу Андо, звезда «Королевской битвы» и фильмов Такэси Китано, собирается всерьез заявить о себе как арт-фотограф. Первым его снимки публикует KiMONO.

март 2018

Масанобу Андо в Японии часто сравнивают с Джонни Деппом. Оба — обладатели яркой, запоминающейся внешности, оба попали в кинематограф случайно, оба выбирают очень разноплановые роли. Андо зрители видели и в роли старшеклассника, и ниндзя-самурая, и гениального врача, и умственно отсталого, и героя-любовника.

 

Россиянам Масанобу больше всего известен по роли убийцы-психопата из культового фильма Киндзи Фукасаку «Королевская битва». Фильма, который Квентин Тарантино в свое время назвал лучшим фильмом десятилетия. Андо повезло с режиссерами: он снимался не только у Фукасаку, но и у Такэси Китано, Мика Нинагава, Такаси Миикэ. А после съемок в фильме «Ребята возвращаются» Такэси Китано он был удостоен высшей кинонаграды Японии — приза Японской киноакадемии за лучший дебют в кино. Однако сегодня этот артист мечтает вовсе не о новых ролях. Его новая страсть — арт-фотография. В его работах много эротики, причем зритель должен угадывать, страдают его героини или получают удовольствие.

 

Здесь стоит пояснить, что для японцев такой провокационный стиль — в порядке вещей. Япония — страна сексуально раскрепощенных людей. Секс здесь никогда не был табу, его не принято стыдиться. Примечательно, что в японской сексуальной культуре женщина часто исполняет роль жертвы, поэтому так распространено «кимбаку», то есть связывание, — в стране существует множество тематических клубов, где его можно проделать без вреда для здоровья. Все эти темы присутствуют в работах японских фотографов. Так, живой классик японской фотографии Эйко Хосоэ знаменит во всем мире серией эротических снимков «Наказание розами» 1963 года с писателем Юкио Мисима в качестве модели. Кстати, об этой серии напоминает совместный проект Масанобу Андо и известного фотографа Лесли Кии. На снимках Лесли можно увидеть самого Масанобу — полностью обнаженного; на некоторых кадрах он в крови, а рядом лежат лилии. Выставка прошла в Токио в 2016-м — помимо фотографий Лесли там были впервые представлены собственные работы Масанобу, серия была озаглавлена «Мрачный рай». В них тоже было много голого тела и раздавленных фруктов, которые также ассоциируются с чем-то порочно-запретным. Сегодня Масанобу не расстается с камерой, в его портфолио уже сотни снимков — кажется, дело идет к персональной выставке. О том, как он пришел к арт-фотографии, почему выбрал именно такой стиль и планирует ли уйти из кино, Масанобу Андо рассказал KiMONO.

 

— Я увлекся фотографией лет десять назад — после того, как вместе с другом сходил на выставку американской фотохудожницы Синди Шерман. Меня заворожили ее работы. Как актеру мне было интересно изучать, как один и тот же человек на снимках перевоплощается, предстает в совершенно разных образах. Я купил камеру и начал делать автопортреты, подражая Синди. Но со временем это переросло в нечто большее. Я всегда ношу с собой камеру и фотографирую каждый день. Моя мечта — сниматься в кино раз в году, а все остальное время фотографировать.

Совершенные формы — это неинтересно. Должен быть какой-то изъян, ущербность, надлом. Тогда это красиво.

В основном я снимаю своих подруг-актрис. Глядя на мои фотографии, многие чувствуют сексуальность и одновременно опасность, разрушение. Совершенные формы — это неинтересно. Должен быть какой-то изъян, ущербность, надлом. Тогда это красиво. В буддизме несовершенство — естественное условие природы, которое лежит в основе всего живого. Меня увлекают темы жизни и смерти. Меня привлекает эротика, но я не снимаю секс как таковой. Красный цвет, кровь — все это для меня символизирует желание жить, злость, огонь, солнце.

 

Я никогда не мечтал о карьере актера. В раннем детстве я хотел быть бейсболистом. А когда закончил школу, вообще не знал, чем заняться. В университет не пошел, бездельничал, шатался по родному городу Кавасаки. Когда мне было 19, на улице ко мне подошли какие-то люди и спросили, не хочу ли я сниматься в кино. Через месяц я уже участвовал в кастинге.

 

Мой первый фильм назывался «Ребята возвращаются», режиссер — Такэси Китано. Я должен был сыграть парня, который начал заниматься боксом и постепенно стал очень хорошим боксером. Мне выделили персонального тренера по боксу, и он муштровал меня на протяжении трех с половиной месяцев по четыре часа в день. Результат превзошел все мои ожидания! За эту роль я получил много престижных кинонаград, и я очень благодарен Такэси Китано.

Я слышал, в России, если актер волнуется, ему разрешают немного выпить, чтобы снять напряжение. Мне бы это было очень кстати во время работы над фильмом «Королевская битва». Это был очень кровавый фильм, приходилось каждый день «убивать» и видеть кучи растерзанных трупов, хоть и бутафорских. Но в Японии выпивать на съемках не принято. Тут все такие правильные, серьезные.

 

Свою поездку в Россию я запомнил на всю жизнь. В 1998 году мы снимали сериал Seinen wa Kouya wo Mezasu («Юноша в поисках диких просторов». — Перевод ред.) про парня, который путешествует из Японии в Европу по Транссибирской магистрали. Мы прилетели из Ниигаты во Владивосток и там пересели на поезд до Хабаровска… У меня был культурный шок. Я родился и жил в маленькой стране, где все очень компактно, а тут такие просторы. Глядя в окно поезда на бесконечные поля и леса, я чувствовал себя потерянным. Мы выходили на станциях и снимали. Через переводчика разговаривали с местными жителями. Покупали у них еду. Булки и пироги были очень вкусные. Продавщицы — радушные женщины с добрыми глазами.

 

В то время я еще не увлекался фотографией, и сейчас я жалею, что практически ничего не снимал в России. Сейчас снимал бы постоянно — и природу, и людей. Так что, если меня пригласят на какой-нибудь кинофестиваль в Россию, приеду не раздумывая!

МРАЧНЫЙ РАЙ МАСАНОБУ АНДО

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO №08 МАРТ-АПРЕЛЬ 2018

Текст и фото:

Марина Такимото