#ARTS

ИТИРО ЦУРУТА:

ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Японская иллюстрация — это далеко не только манга. Представляем художника Итиро Цурута, который всю жизнь рисует одну и ту же женщину.

ЯНВАРЬ 2018

Своей лучшей работой шестидесятитрехлетний Итиро Цурута считает картину «Королева золотого Жипангу» (Queen of Golden Zipangu) — девушка с убранными в высокую прическу волосами склонила голову, демонстрируя изящную шею и плечи. Здесь есть все ключевые приметы стиля художника: классическая японская красавица, словно со старой гравюры, золотой фон — отсылка к киотской школе XVII века Римпа, и яркие краски словно с иллюстраций времен ар-деко. «Видите, какой разрез глаз? Длинный-длинный. Все линии тонкие. Мои рисунки совсем не похожи на фотографии, это мое кредо», — объясняет художник.

 

Выпускник крупнейшего японского университета искусств Тама, факультета графического дизайна, он не сразу нашел свой стиль. Делал коммерческие иллюстрации в европейской манере, пока в возрасте тридцати трех лет не встретился с графическим дизайнером и арт-директором Юсаку Камэкура, известным своим постером к Олимпийским играм в Токио 1964 года. Он предложил Цурута сделать иллюстрацию для рекламы Noevir — старейшего бренда косметики на основе растительных компонентов. Так в 1987 году на экраны японского телевидения вышел ролик, в котором появились изображения утонченных дам, в которых все увидели свежее прочтение старинного жанра «бидзинга» — так Цурута стал звездой.

 

«Бидзинга» — то есть традиционное изображение женщины — это одна из тем японской гравюры «укиё-э», что в переводе означает «картины изменчивого мира». «Укиё-э» развилась в период Эдо (1603–1868) вместе с городской культурой Японии, а прогремела на весь мир в начале XX века вместе с открытием Японии Западу. Большими поклонниками японской гравюры были художники-импрессионисты, а Клод Моне даже воссоздал мост, изображенный на одной из картин классика «укиё-э» Утагава Хиросигэ, в своем саду. Темы «укиё-э» — природа, актеры театра Кабуки, борцы сумо и прекрасные гейши, красавицы в кимоно — «бидзинга».

 

Однако Цурута не просто осовременил «бидзинга» — он вдохнул в них новую жизнь. Яркие краски, отсутствие лишних деталей не отвлекает от женской красоты, а только подчеркивает ее. В интервью художник признается: «Моя цель — написать мою музу, в каждой своей работе я стремлюсь передать ее черты».

 

Прекрасная муза Цурута сегодня знакома многим за пределами страны — первая заграничная выставка художника прошла в 2001 году в Париже. В Японии у него есть своя галерея в Киото, которой заведует его старшая сестра. Будете неподалеку — обязательно зайдите!

 

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO №08 ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ 2018

Автор: Софья Прокофьева