#ARTS

КАДЗУМА МОРИ:

РУССКАЯ МОДА НАВСЕГДА

СЕНТЯБРЬ 2018

С легкой руки дизайнера Гоши Рубчинского вещи с надписями на русском стали носить во всем мире. В Японии первым эту волну поймал байер Кадзума Мори. Он уже несколько лет продвигает русскую моду в Токио и сам разгуливает с ног до головы украшенный кириллицей.

Благодаря этим надписям на русском я с ним и познакомилась. Я — фотограф и однажды снимала показы на Неделе моды в Токио, а в перерывах между ними — модников, толпящихся в холле высотки Hikarie, где проходит Amazon Fashion Week Tokyo. У меня глаза разбегались от пестрой, нарядной толпы. Но всех затмила пара парней с невероятными прическами и русскими надписями на свитшотах и брюках. Я подошла познакомиться — выяснилось, что один из них следит за нашим журналом, подписан на инстаграм KiMONO. Это и был Кадзума.

«Раньше я был музыкантом, писал музыку для коммерческого японского телевидения, немного сам играл и пел, — рассказывает свою историю Кадзума. — Но потом увлекся модой, забросил музыку и открыл интернет-магазин под названием Ugglа, что в переводе со шведского — «сова». Я назвал его так потому, что очень люблю этих птиц, часто бываю в совиных кафе Токио. При чем тут шведский? Дело в том, что я сначала увлекся скандинавскими дизайнерами, а потом уже открыл для себя русских».

До того как Кадзума взялся за дело, в Японии можно было купить только вещи Гоши Рубчинского (много лет его опекала марка Comme des Garçons легендарной Рэй Кавакубо, и, хотя недавно он объявил о закрытии именного бренда, никто не верит, что это навсегда) и многообещающего выпускника лондонского колледжа Сент-Мартинс, стипендиата люксового титана LVMH Тиграна Аветисяна. Благодаря онлайн-бутику Кадзумы русских модных марок в Токио стало гораздо, гораздо больше. Среди них, например, «Спутник 1985». Ее основатель Сергей Пахотин считает, что в его вещах можно и перелезть через забор, и сходить в театр. Правда, если приглядеться, то на минималистичных спортивных вещах сдержанных расцветок можно увидеть принты со старыми тюремными татуировками или снимок расстрелянного Белого дома. Другая марка, которую представляет Кадзума, называется Ssanaya Tryapka — в пару к названию идет дерзкий дизайн. Их хит — свитер «Тошнота» с неожиданным принтом, подсказанным старой компьютерной игрой «Марио». А на шарфе марки «Волчок» от дизайнера Василия Волчка, который называет стиль своего бренда «русская готика» или «позитивная мрачнота», написано: «Русский андеграунд. Смотри, чтоб закат не застал тебя здесь». Словом, все очень концептуально! Но проблем с клиентами у Кадзумы нет: по словам байера, вещи покупают японцы самого разного возраста и достатка — и школьники, и топ-менеджеры, — причем каждая новая партия одежды раскупается очень быстро. С недавних пор Кадзума — частый гость в России.

Я думаю, в Москве живут самые настоящие модники. Нигде я не видел столько модных людей. В Берлине, например, все мрачно как-то одеваются, в Скандинавии спортивный стиль в почете, в Англии немного небрежно народ одевается. В Японии тоже очень много модно одетых людей, но это только к центральным районам Токио относится. В провинции японцы одеваются скучно.

«Вначале я наладил связи через интернет, а потом уже приехал в Москву, ходил там по шоурумам марок, выбирал, договаривался. Меня очень удивило отношение русских дизайнеров друг к другу. Некоторые бренды молодые совсем, у них нет опыта работы с иностранными компаниями, и по-английски никто не говорит. Я их учил, как вещи отправлять за границу, как оплачивать таможенные пошлины, как документы оформлять. С переводом мне помогал один русский дизайнер, с которым я уже сотрудничал на тот момент. Мне было так удивительно, что вот чувак из одного бренда помогает парню из другого бренда. Русские не думают о конкуренции, они работают как одна команда. В Японии такое невозможно представить.

Думаю, у русских дизайнеров очень большой потенциал. Мне кажется, русские — люди искусства. Вы очень хорошо разбираетесь в искусстве. И еще очень любите глубину, вас нельзя назвать поверхностными. Если что-то создают, то за этим всегда есть какая-то глубокая история. Поэтому все ваши произведения искусства — и мода в том числе — имеют глубокий смысл. Это важно для моды, мне кажется. Чтобы во всем, и в одежде тоже, был смысл, чтобы за образом стояла история».

 

Instagram

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO №11 АВГУСТ-СЕНТЯБРЬ 2018

Автор текста и фото:
Марина Такимото