BELKA: ЯПОНИЯ — ЭТО КУХНЯ, ЭТО ЛЮДИ, ЭТО ЖЕНЩИНЫ И УХОД ЗА СОБОЙ.

Певица и композитор Елена Князева, известная также под псевдонимом BELKA, знакома с азиатскими странами не понаслышке — она жила в Таиланде, Китае, Мьянме, Сингапуре и Малайзии  — но Япония занимает совершенно особенное место в ее сердце.

Текст: Екатерина Редькина

О Японии

 

Моя любовь к Японии началась с Китая. Было время, когда я жила там, выступала и работала, и там первый раз я познакомилась с японцами. Потом я училась и дружила с японскими студентами на филфаке. А когда мы закончили университет, друзья-японцы пригласили меня в Токио в гости. С тех пор я была в Японии четыре раза.

 

Когда я оказалась в Японии первый раз, меня просто поразил Токио, с него и началась моя любовь к этой стране. Уж насколько я люблю Китай, Япония для меня — это вершина Азии, а японцы — очень особенные и очень развитые, и совсем не такие, как остальные азиаты. Со временем я поняла, что эта страна — вообще отдельная цивилизация, за которой стоит будущее.


Мне предлагали работу в Японии. Однажды я познакомилась с женщиной в кафе, и она предложила мне работать моделью, и если бы я сильно хотела, я могла бы остаться. Но на самом деле не знаю, хотела ли бы я жить в Японии постоянно. Я приезжаю за знаниями и впечатлениями, и каждый раз они новые и очень разные.

О японцах

 

Я думала, что более одиноких людей, чем в Нью-Йорке, в мире нет, но оказалось, что есть — и это японцы. Но эти люди придумали решение проблемы — они открыли кафе с животными. Меня поразило, что в подобные "котокафе" зачастую приходят хорошо одетые клерки, белые воротнички, и сидят с котами, собачками, совами по два часа. Обнимаются, плачут иногда — выплескивают свои чувства. Думаю, в таких местах они чувствуют себя безопасно. Я большая любительница животных, у меня четыре собаки и кот — так что рядом с животными мне тоже очень комфортно.

 

Что меня поражает в японцах, так это их отношение к людям. Как-то ехала на такси, и у водителя сломалось колесо. Так вот ему было настолько важно не потерять свое лицо, сделать свою работу хорошо, что он измучил машину, но довез меня до места назначения. 

 

Японские якудза очень жестокие. По личному опыту, по жестокости с ними могут соперничать только мексиканцы. Но в то же время они очень особенные и какие-то искренние — даже в своем стремлении удержать лицо, быть всегда на высоте. Когда у них было огромное землетрясение и начались мародерские случаи, по телевидению на центральном канале выступил главный якудза, и сказал, что если люди будут грабить чужие дома, то они будут находить их и наказывать. И мародерство прекратилось. Именно якудзы тогда помогали кровом и едой, восстанавливали жилища.

 

А вот отношения между супругами у них очень прохладные — мне вообще кажется, что японские муж и жена — это такие враги, вынужденные показывать нейтралитет.

Об уходе за собой

Японский культ вечной молодости несколько отличается от нашего. Их женщины выглядят в шестьдесят на тридцать и никогда не будут делать никакой гипер-татуаж бровей или накачивать губы, приукрашивая себя. Они просто отчаянно молодятся и ухаживают за своей кожей, пропагандируя естественность. Нет, они конечно делают операции и уколы красоты, используют всякие накладки из киберкожи и наклейки для век, но делают это так искусно, что вы никогда этого не заметите.

Однажды я подглядела, как молодая на вид продавщица одного из магазинчиков на Харадзюку снимала макияж. Оказалось, что под слоем тонального крема скрывалось очень немолодое лицо. Выходя с работы, эта "девушка" превратилась — в бабушку. Тогда я поняла, что японки все время что-то переделывают в своей внешности, и им нет равных в сфере улучшайзинга. Все эти любимые мной добавки, косметика, массажи — это только вершина японского айсберга ухода за внешностью — научиться перевоплощаться как та продавщица, я, наверно, не смогу никогда.

У меня есть очень моложавый друг, ему, мне кажется, хорошо за семьдесят. Он хорошо выглядит и прекрасно говорит по-русски, у меня вообще было подозрение, что он шпион — знает четырнадцать языков. Мы с ним проводили много времени и он мне рассказал, какие лекарства и добавки пьет, чтобы вот так вот выглядеть и чувствовать себя. 

 

Тогда я просто ловила новые впечатления, а потом и сама заинтересовалась японскими ритуалами красоты, добавками, уходом за собой. Сейчас я к своему здоровью подхожу очень осознанно. Например, я пью коллаген каждый день, мою волосы рисовой водой и делаю уколы красоты. Кстати, про этот необычной способ мытья волос я узнала в Японии: местные женщины варят рис, и эту воду они не сливают, а омывают ею волосы. Поэтому они такие гладкие и блестящие, к тому же — очень быстро растут.

О вкусе и стиле 

 

Какая Япония мне нравится? Дорогая. С мужчинами на дорогих машинах, с ресторанами Мишлен. Там это все какого-то космического, запредельного уровня, и настолько это все тонко, красиво, с ощущением жизни… Я такого больше не видела нигде.

 

Мне нравится японская кухня. После обедов на рынке Цукидзи я больше не могу есть суши нигде в мире. Это очень известный рынок рыбы и морепродуктов (Сейчас часть его перенесли на соседний остров, но рестораны и атмосфера остались. — Прим. автора). Там можно поесть и за 5$, и за 50$, и за 500$, и даже за 1500$ — под любой кошелек. Но даже очень дешевые суши там такие, что ты ешь — и не можешь наесться, не веря своему счастью. После этого суши даже в самых дорогих ресторанах Москвы кажутся мне просто крабовой палочкой с майонезом.

 

Если ли бы я сейчас могла попасть в Японию, я бы поехала в Токио. Сначала пошла бы поела бы как следует, а потом поехала бы на шопинг. В районе Харадзюку и Омотэсандо очень классная атмосфера, большое количество модных людей, много того, что будет у нас, может быть, через годы. Я прошлась бы по любимым местам, и обязательно открыла бы для себя что-то новое. Я бы не тратила времени на разговоры и ни с кем бы не встречалась — я просто побыла бы наедине с собой и своим Токио.

 

 

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ЖУРНАЛА KIMONO


  • Сайт
  • Магазин