COMME DES GARÇONS: ЖЕНСКАЯ МОДА ПО МУЖСКИМ ПРАВИЛАМ

Однажды во время интервью дизайнер Рэй Кавакубо вместо ответа нарисовала круг и вышла из комнаты. Теперь, когда вы знаете главное, можно рассказать и все остальное.

Из книги Rei Kawakubo / Comme des Garçons: Art of the In-Between, автор Эндрю Болтон © 2017 by The Metropolitan Museum of Art, New York

Рэй Кавакубо недавно сказала, что самая скучная одежда на свете — это атлежер, то есть все эти легинсы и худи, которые стали носить девушки на йогу или в салон красоты. Услышать такое от Рэй крайне любопытно, ведь она никогда не комментирует современные тренды и почти не дает интервью. Кто-то говорит, что за пятьдесят лет в моде она устала что-либо объяснять. Другие — что ей просто не хочется, а настоять некому, ведь в отличие от многих коллег Рэй сама себе хозяйка.

 

Для понимания современных модных процессов важно знать вот что: почти никто из крупных дизайнеров не является хозяином своего модного дома. Марк Джейкобс продал марку Marc Jacobs концерну LVMH, Келвин Кляйн — PVH Corp., Донателла Версаче с семьей не так давно передали пакет акций Capri Holdings. Удержать в руках свой бренд в эру fast fashion смогли единицы: навскидку можно вспомнить Миуччи Праду, Дольче и Габбану и — Рэй Кавакубо с ее маркой Comme des Garçons («Как мальчики»). И если формула успеха итальянцев кажется простой — они продают соответственно интеллектуально-буржуазную моду Севера Италии и сицилийскую сексуальность, — то японка Рэй Кавакубо выбрала самый сложный из возможных путей. 

Как эквилибристка на канате, она пошла по очень, очень узкой стезе, и то, что за столько лет ей удалось не оступиться, вызывает не просто уважение, а восторг. Это ни на что не похожая, часто непонятная или неносибельная, несексуальная, а сумасшедше дерзкая мода. Это одежда для избранных, которые страстно любят моду, кто наделяет одежду свойством изменять жизнь, формировать личность. Известная фешен-журналистка Линн Ягер в статье для американского Vogue рассказывает, как в 1980-е взяла кредит в банке, чтобы купить платье школьницы из темно-синей шерсти, созданное Рэй Кавакубо, и затем покупала ее вещи снова и снова, потому что «эта одежда, отрицая традиционные представления о моде, красоте, помогла мне найти мой собственный способ блистать». Отлично сказано!

Благодаря таким ценителям бренда, как Линн, Comme des Garçons не просто выстоял, а показывает отличные результаты: выручка 320 миллионов долларов в год, более 200 бутиков по всему миру.

Эквилибристике Рэй дерзости не занимать. Ее кредо — никогда не оглядываться, никогда не копировать ни других, ни себя. И это в век, когда мода только и делает, что цитирует эпохи и стили! Но не Рэй. Она даже рада, что не получила специального образования — оно бы мешало ее творческой свободе. В середине 1960-х Кавакубо, выпускница филологического факультета токийского Университета Кэйо, случайно попала на работу в текстильную компанию, потом почти случайно решила выпустить первую коллекцию одежды. Уже через несколько лет она стала известным на родине дизайнером, основала Comme des Garçons, а потом, в 39 лет, приехала в Париж, чтобы показать западному миру свои платья. В 1980-е в моде царила роскошь, сексуальность и женственность, и творения Рэй смотрелись на этом фоне как посланники иных миров: черные бесформенные одежды, выполненные из негламурного нейлона или искусственно состаренных тканей. Но, к удивлению критиков, тут же выяснилось, что именно в этих вещах заключен истинный дух времени и есть масса людей, которые хотят их носить. 

 

С тех пор империя Рэй Кавакубо только росла и ширилась: в нее входят и линия ароматов (она одной из первых стала использовать синтезированные запахи бетона, например), и линия уличной одежды Comme des Garçons Play с ее узнаваемым символом — глазастым сердцем. И, конечно, зонтичные бренды — именные линии молодых дизайнеров, которых она отбирает, чтобы продвигать и продавать в их с мужем и по совместительству генеральным директором Comme des Garçons International, Эдрианом Йоффе концептуальном универмаге Dover Street Market. Тут она тоже оказалась революционером: в то время как крупные бренды часто доверяют молодым дизайнерам готовить для них целые линии (к примеру, аксессуаров), никто и никогда не озвучивает громко их имена. Рэй действует иначе: она и ее муж выискивают по миру молодые дарования и предлагают им поддержку с производством и продажей коллекций. За годы работы они дали старт карьере Дзюнъя Ватанабэ, Тао Курихара, Кэй Ниномия и многим другим. Среди тех, кого поддержали Рэй и Эдриан, был и Гоша Рубчинский, молодой дизайнер из Москвы, в 2017–2018 годах бывший на острие мировой славы. Как рассказал Гоша в интервью журналу Hello!, Эдриан сам вышел на него и предложил помощь с развитием бренда. «У них потрясающий тандем: Эдриан — сильный бизнесмен, Рэй — человек творчества, они как две части одного целого. У нее фантастическая работоспособность: на следующий день после шоу, в 8 утра Кавакубо приходит в шоурум и просматривает все коллекции, проверяет, как развешана каждая вещь… Я понимаю, почему компания стала такой успешной».

Но есть в жизни Рэй успех и покруче коммерческого. В 2017 году она удостоилась именной выставки в музее Института костюма, который действует при Метрополитен-музее в Нью-Йорке. До нее при жизни такая честь была оказана только Иву Сен-Лорану. В мире моды это больше, чем «Оскар», — это фактически прижизненный памятник, бессмертие. Куратор выставки Эндрю Болтон рассказывает, что Кавакубо принимала непосредственное участие в создании экспозиции. На выставке смешали коллекции разных лет и замиксовали вещи либо по цветовым гаммам, либо по темам, мотивам, настроению. И это сильное зрелище. Потому что так меркнут все сопутствующие выходу коллекции соображения вроде сезонности, носибельности (равно коммерческая целесообразность — она есть даже у Рэй). В итоге лишенные привычного контекста вещи становятся видны как на ладони. 

 

Не важно, какой стиль в одежде вы предпочитаете: вначале вы будете с интересом рассматривать вещи Comme des Garçons, потом ахать, как это сделано, а потом неожиданно для себя влюбитесь в какое-то платье и три недели будете думать только о нем, изучая ваши кредитные опции. Так работает настоящее искусство.

Под крылом Рэй

В центр внимания Рэй Кавакубо и Эдриана Йоффе недавно попал еще один российский талант — художник Покрас Лампас, работающий в жанре каллиграффити. Его пригласили сделать несколько принтов для рекламной кампании коллекции осень-зима 2019. Мы связались с художником и узнали, каково это — работать с Рэй. 

 

Покрас Лампас: 

«Меня поразило, что в творчестве они меня ни в чем не ограничивали, у меня была полная свобода. Фразу Рэй Wear your freedom («Носи свою свободу») я в итоге написал на холсте, и она стала частью рекламной кампании. Также меня поразил невероятный художественный вкус Рэй: она очень круто переосмыслила мои полотна, и каждый рекламный имидж, сделанный нами, — это действительно произведение искусства, я никогда не видел мои работы в таком контексте. Думаю, я продолжу экспериментировать в том направлении, которое увидела Рэй».

 

Текст: Анастасия Соколова

 

ОПУБЛИКОВАНО В KIMONO №19, 2019