ОТКРЫТО ГОЛОСОВАНИЕ ЗА НОМИНАНТОВ ВТОРОЙ ЕЖЕГОДНОЙ ПРЕМИИ ЖУРНАЛА KIMONO 2019

ДЕВОЧКА, ЖИВУЩАЯ В СЕТИ

Творчество 25-летней мультимедийной художницы из Санкт-Петербурга Елены Шейдлиной знает весь мир. В числе ее поклонников — даже японская комикесса Наоми Ватанабэ, которая пригласила Елену сняться в передаче! KIMONO расспросил Лену о Японии и, конечно, секретах мастерства. Итак, слово нашей героине.

Первый раз я побывала в Японии три года назад — поехала вместе с дизайнерами из Гонконга, было интересно увидеть эту страну со стороны моды, арта. Каких-то ожиданий не было: я знала, что есть такой район Харадзюку, и была подписана на инстаграм-журнал tokyofashion, где выкладывают интересно одетых людей. Единственно, в душе был страх, что когда приеду сюда, то из самой яркой девочки России стану чем-то серым и невзрачным. Но нет, мне говорили комплименты на улице, даже дарили какие-то вещи — просто потому, что нравилось, как я выгляжу. 

 

После я была в Японии с теми же ребятами трижды, а потом поехала уже вдвоем с мужем Женей — это был наш медовый месяц. Мы посетили несколько городов, особенно понравились Нара и Хиросима. В Нара гид отвезла нас высоко в горы, где не было туристов: там был замечательный вид и вокруг олени — было здорово. А в Хиросиме запомнилось ощущение истории: мы оказались там в самую жару — было около 42 градусов, и я запомнила детский хор — его снимали для какой-то передачи — дети пели очень красивую песню на фоне памятника войны, вокруг висели бумажные журавлики… В той поездке я не купила ни одной вещи, а все деньги потратила на две скульптуры. 

 

Но все-таки шопинг в Японии — это святое. Здесь я поняла, насколько круто быть такой стрит-фешен-девчонкой, которая может зайти в винтажный магазин и собрать образ намного интереснее, чем у люксовых брендов. Сейчас я люблю уезжать подальше от центра Токио: мы были на Коэндзи — это целый район винтажа, безумный и недорогой, — я купила там костюм 1890 года из необычной ткани, с рюшками, за семнадцать тысяч иен в каком-то маленьком запрятанном магазинчике. Еще обожаю торговый центр Nakano Broadway, там столько всего! Каждый раз кажется, что находишь что-то новое. А по поводу знаменитой Такэсита-дори на Харадзюку хочу предупредить: это уже не «подиум» крутых ребят, а место для туристов, которые хотят увидеть самую пропиаренную улицу страны. Хотя я успела застать то время: помню, сворачивала шею, заглядываясь на каждого второго прохожего.

Вообще для меня Япония расставила все по местам, особенно когда я увидела их книги. Сейчас у меня мало книг о европейских или американских художниках — в основном азиатские. И коллекционирую я только азиатских художников. 

 

Сейчас я готовлю свою выставку в Токио — она будет о том, как перенести личность из онлайна в реальность. Когда я впервые открыла социальные сети, я поняла, что там можно показать настоящую себя с помощью арта. В течение восьми лет я создавала работы для инстаграма, и сейчас я хочу вживую увидеть своих поклонников и заодно дать им на самом деле прикоснуться к арту. Моя новая инсталляция — это как бы возвращение домой: восемь лет в инстаграме — восемь арт-работ, натянутых на рамы, как чехлы на подушки, связанные между собой и дополненные реальностью. Также там будут мои масляные работы, всего десять картин — с апреля я поставила на паузу фотографию и посвящаю все свое время рисованию. 

 

Кстати, реквизит для фото мне помогают делать муж и друзья — я говорю, например: «Приходите на бургеры», а по факту они приходят на двухметровые бургеры. Потом я все выбрасываю, я не привязана к предметам. Одежду или отдаю в благотворительные фонды, или продаю и потом эти деньги тоже отдаю на благотворительность. Также я отдаю проценты с продаж тех брендов, которые я представляла в работах. Секонд-хенд я собираю в мешок — у нас возле дома есть коробка «В добрые руки» — и выставляю туда.

 

Меня ничего не интересует, что находится в прошлом и будущем, меня интересует только то, чем я занимаюсь сейчас и где я нахожусь. У меня не было кумиров, не было четких целей и планов, ответственность за меня брали все время другие люди. Мне всегда нужно, чтобы был какой-то поводырь, светлячок, у которого такая энергетика, что, когда мы совпадаем, происходят странные вещи, — я могу пойти на скульптуру и слепить такого зайца, что потом все спрашивают: «А ты точно не училась на скульптора?» Моя первая инсталляция была в 23 года — я сделала интерактивную выставку из десяти скульптур, она называлась «Вселенная Шейдлина» — по фамилии мужа, то есть это была его вселенная. Он меня открыл, Женя — мой постоянный маячок, который ведет меня за новыми целями. 

7 вопросов к Елене:

 

Любимый напиток?

Облепиховый морс.

 

Любимое занятие?

Рисовать. 

 

Ваши рекомендации туристам в Японии?

Не пугаться метро. Ловить впечатления: Япония — это как свадебный день, не успел надеть платье, а свадьба уже закончилась. 

 

Сколько у вас друзей?

Пять.

 

Сколько у вас врагов?

Ни одного.

 

Ваша мотивация в жизни?

Выполнение цели, за которой появляется новая цель. Удачи мотивируют, а неудачи воспринимаются как маленькие ступеньки к большему, так что всегда получается, что сопутствует только удача.

 

Что нравится в людях?

Когда люди чувствуют себя раскованно, просто, не воспринимают все шутки всерьез и не обижаются.

 

С 28 ноября по 8 декабря в галерее Hydrangea в Токио пройдет групповая выставка, на которой будут представлены три работы Елены из серии Transformations, а летом следующего года — сольная выставка! Ждем!

 

Tokyo-to, Sumida-ku, Higashimukojima 1–3–5

 

Текст: Настя Сато

 

ОПУБЛИКОВАНО В KIMONO №19, 2019