ICHIGO TANUKI: ЯПОНСКАЯ ЛЮБОВЬ И РУССКИЙ РОК

В сентябре в YouTube вышел новый клип на песню Вячеслава Бутусова "Я хочу быть с тобой" на японском языке. Трек, записанный совместно с дуэтом Ichigo Tanuki, за месяц собрал более 360,000 просмотров. Лена Афрамова встретилась с участниками дуэта — Нацуки Сугавара и Виталием Сунцевым, чтобы узнать как дуэту Ichigo Tanuki удалось привлечь внимание легенд русского рока.

@ichigo_tanuki

 

Текст: Лена Афрамова

Фото: Марина Такимото

Мы сидим в итальянском ресторане A16 на набережной Йокогамы. Все ещё тепло, с моря дует приятный ветерок, и нам уже несут аппетитную пиццу. Нацуки, оглядываясь по сторонам, вспоминает, что их первое официальное романтическое свидание случилось именно в Йокогаме: "Это было очень романтично — помню, луна была потрясающе красивой". 

 

Пока между ними происходит краткое подтрунивающее пререкание, кто же будет рассказывать о том, как они встретились, я вспоминаю, что она занимается музыкой с детства: еще в родной префектуре Гумма (городок Сугавара) с пяти лет играла на фортепиано, с семи — увлекалась балетом, с тринадцати — вокалом, закончила Консерваторию Тохо Гакуэн в Токио. Он родился в Люберцах, и в то время, когда Нацуки занималась классическим искусством, посещал кружок каратэ. Виталий во время учебы в Институте востоковедения РАН был участником многих музыкальных проектов, а после переезда в Японию основал группу Tokyo Aftersound, с которой много гастролировал по стране.

— Расскажите подробнее, как вы познакомились?

 

Виталий: Мы познакомились на благотворительном фестивале в помощь префектуре Кумамото, после постигших этот регион землетрясений. Я там был со своей группой, а Нацуки выступала сольно. Я ее тогда сразу заприметил и подумал: "Ух, какая девушка!" Но познакомиться в тот день не получилось: Нацуки была очень уставшей — накануне, в свой день рождения, у нее был большой концерт, — и хотела быстрее вернуться домой.

 

Прошло немного времени, и нас обоих пригласили принять участие в рекламном ролике онсена в Канагаве. Сначала хотели, чтобы я ходил по территории онсена и рассказывал что-то интересное, а потом решили, что я один в кадре — это скучновато. Тогда я сам предложил пригласить ту самую  девушку, которая участвовала в концерте, где мы впервые увиделись. Продюсер в обоих случаях был одним и тем же, так что все сложилось. Очень повезло, что в первый день в Канадзаве пошел дождь и пришлось отложить съемку на один день. Так у нас появилось время пообщаться. На следующий день после съемок мы пошли всей группой в караоке, потом мы с Нацуки предложили продолжить общение ещё где-то, но ребята из съемочной группы уже сообразили, что к чему, и попрощались с нами — не без намеков. Так все и завертелось. Уже через месяц мы играли свой первый совместный концерт. 

 

И тут возник вопрос: как же назваться? Я спросил Нацуки, какое у нее было прозвище в школе. Оказалось, что "енот" ("тануки" — яп.), и мы решили назвать группу Tanuki. Но просто Tanuki было бы скучно. А во время разговора мы ели клубнику ("итиго" — яп.), тут и сложилось —  Ichigo Tanuki. Вот так просто!

 

— И что было дальше? Как появилась идея перевода любимых нами с детства песен на японский язык?

 

Виталий: Наше первое выступление понравилось публике, нас начали спрашивать: где можно послушать ваши записи. Какие записи? Ничего ещё не было! Потом последовали приглашения на фестиваль, и мы сделали две программы: одну для взрослых и одну для детей. Тогда мы и придумали обыграть то, что мы интернациональная пара, а значит и песни должны быть на японском и русском языках. Первой песней была "У моря, у синего моря" на японском: ее в Японии очень любят. А чтобы внести какую-то новизну я предложил исполнить ее по-русски. Где-то через год мы начали выкладывать наши видео на YouTube чтобы показать концертным площадкам, что мы играем. В общем, открыли этот канал исключительно для удобства, никакого маркетинга (смеется). Да мы и делали-то его не для России, поэтому удивительно, что какие-то российские слушатели его вообще нашли. 

 

— Вышедшая не так давно новая аудиокнига Бориса Акунина "Просто Маса" завершается русским романсом "Утро туманное" на японском языке в исполнении Нацуки. Меня это исполнение очень тронуло. Кажется, это было точное попадание в образ. Так должен был бы чувствовать себя японец, проживший много лет в России, но продолжающий думать по-японски. Как сложилось ваше сотрудничество?

 

Виталий: Все началось с записи песни Бориса Гребенщикова "Город золотой" — Нацуки понравилась мелодия, и я тогда перевел слова на японский. После публикации песни на нашем канале, с нами связалась команда, работавшая над проектом аудиокниги Бориса Акунина. Они спросили, на каких условиях можно использовать наше исполнение. Мы им ответили, что это не наша песня, берите используйте — мы будем только рады! Но потом нам предложили перевести что-то другое, то, что еще не звучало YouTube. Выбор пал на "Утро туманное" в исполнении Нацуки акапелла.

 

Клип снимали недалеко от района Хатиодзи на фоне горного ландшафта и туманов. В день съемки я разбудил Нацуки в четыре утра, чтобы поймать дымку. Представляете, какое у неё было лицо? И это одна из причин, почему она там снята со спины. Мы живем в Хатиодзи, там хорошо: сравнительно близко от центра Токио, зелено, можно кататься на велосипеде, купаться в реке, взбираться на гору Такао, а работать над музыкой в окружении природы — одно удовольствие, особенно по ночам! 

 

— В этом году вы не только спели вместе с Вячеславом Бутусовым его песню "Я хочу быть с тобой" , но и сняли клип. Как родилась идея совместного проекта?

 

Виталий: Мне всегда нравилась эта песня, я давно мечтал перевести ее на японский язык. Вячеслав Бутусов — очень важный для меня музыкант. Я вырос на "Наутилусе". Музыка этой группы повлияла на мой творческий путь, поэтому это был просто какой-то сюрреализм, когда в моем телефоне высветилось ответное: "Вам письмо от Вячеслава Бутусова".

 

Сначала, конечно, я попросил разрешения у Вячеслава Геннадьевича на перевод. Потом, когда я понял, что совместное исполнение технически возможно, предложил исполнить эту песню вместе — и Бутусов попросил послушать отрывок. Мы записали гитару и голос, отправили ему, и тут же от него пришел ответ: я вам сделаю аранжировку, видео и, конечно, сам с вами спою. Как же мы с Нацуки обрадовались!

 

У Вячеслава Геннадьевича была своя идея аранжировки, он нам присылал примеры, а мы давали комментарии. Он сразу хотел сделать все в спокойном стиле, без надрыва как в 80-е, хотел, чтобы получилось медитативное звучание. Вначале был оркестровый вариант, потом этнический, а в итоге получился очень необычный звук. Затем Бутусов описал нам, как бы он хотел снять Нацуки для клипа. Мы сняли и послали — вот так сложился этот клип. Все происходило очень быстро, был очень хороший творческий процесс. Мы были в восхищении, потому что сами очень долго сидим над переводами, аранжировками, видео... А тут был совсем другой темп!

— Нацуки, а какое имя для тебя так же важно, как имя Бутусова для Виталия? От кого ты хочешь получить такое же письмо? 

 

Нацуки: От японских певиц Миюки Накадзима и Юми Мацутоя! И от Май Кураки! Ну и, конечно, от Пугачевой-сан и Мумий-Тролль-сан. Люблю песни Анны Герман: у неё необыкновенно чистый голос. И ещё очень хочется встретиться с Бутусовым, когда будем в России. Мне очень нравится его лицо. Я даже сказала Виталию, чтобы старел, как он! 

 

— Над чем вы работаете сейчас? 

 

Виталий: Скоро у нас выйдет видео лирической песни "Пой со мной" моего авторства, где Нацуки полностью поет на русском. Если честно, мы уже давно пытаемся спеть песню полностью на русском языке, и думаю, мы готовы. Нацуки очень много тренировалась, потому что есть русские слова, которые очень сложно произносить японцам, кроме того, для хорошего исполнения ей нужно точно понимать смысл каждого слова.

 

Хочется делать свою музыку. В планах записать русский альбом со своими песнями — у меня около сотни песен уже подготовлено. Не хотелось бы превращаться в коллектив, который только переводит песни на японский. 

— Прошлой весной вы ездили в Россию. Нацуки, какие у тебя были впечатления?

 

Нацуки: Я посетила Россию впервые в мае прошлого года. Была в Москве и в Санкт-Петербурге. Во время нашей поездки в Москву шла репетиция парада и на улицах было огромное количество танков, было в этом что-то пугающее. А архитектура московская прекрасна, я была под впечатлением! Тогда мы посетили концерт органной музыки под аккомпанемент саксофона — так трогательно и волнующе.. Еще я посетила цирковое шоу Никулина на Цветном бульваре. В Японии практически невозможно увидеть традиционное цирковое представление, так что я была очень рада. Фантастическое шоу! 

 

В Санкт-Петербурге мы ходили в Мариинский театр на "Дон Кихота". А в Эрмитаже мне бы хотелось провести больше времени, я не так много успела увидеть — и это то место, куда я хочу вернуться. Надо сказать, что каждый день в России меня что-то поражало и изумляло. Дни были просто наполнены впечатлениями и эмоциями. Мы очень много ходили пешком, и я с завистью смотрела на людей проезжающих мимо на электрических самокатах, так здорово!

 

Еще до поездки представляла себе русских, как очень крупных красивых людей. В общем-то, это так и есть. Было и много контрастов: неулыбчивые пограничники и огромные очереди на паспортном контроле в аэропорте, но в то же время сервис в ресторанах Москвы замечательный — все очень добры и внимательны. Семья Виталия и его друзья были невероятно добры ко мне, все время старались меня чем-то накормить, что-то показать. Это был большой контраст по сравнению со значительно более спокойным эмоциональным тоном отношений в японской семье и регламентированной вежливостью вне дома. 

 

Русская кухня мне, в основном, понравилась, но были странные блюда. Селедка под шубой, например, — очень странное блюдо! А еще когда меня впервые угостили пирожным "Картошка", я не смогла понять, что это такое. Мама Виталия любит этот десерт, но я не прониклась этой, как оказалось потом, традиционной русской сладостью. Зато мне очень понравились пельмени с мясом, вареники картошкой и грибами, борщ, красная икра с хлебом и яблочная пастила.

— Вы уже давно живете в Токио. Какое у вас здесь любимое место?

 

Виталий: Для меня это Отяномидзу. Там огромная улица с профессиональными магазинами для гитаристов. Можно найти все! Но вообще-то мне больше нравится природа; реки, море, горы. В свободное время любому токийскому центральному району, кроме Отяномизду, предпочту выезд на природу. 

 

Нацуки: Я люблю район у станции Сэнгава на линии Кэйо. Я же училась там в университете, и теперь там живет моя подруга, так что я часто бываю там. А моя бабушка очень любит театр Кабуки, и я вместе с ней посмотрела множество спектаклей. Место — праздник! Не люблю районы у станции Синдзюку или Сибуя, там всегда много народу. И мое самое нелюбимое место — Икебукуро! Всякий раз, когда туда приезжаю, я умудряюсь заблудиться на станции. Зато очень люблю парк Синдзюку, там необыкновенно умиротворяющая атмосфера. 

 

— Вы — международная пара. Есть ли что-то, что не до конца понятно вам друг в друге?

 

Нацуки: Нет, и это удивительно! У нас какие-то на удивление совпадающие детские воспоминания по ощущениям. И в моем детстве, и в детстве Виталия были покемоны! 

 

Виталий: Такое впечатление, что мы выросли не только в одной стране, но и в одном районе. Хотя, казалось бы, 90-е в России и 90-е в Японии должны ощущаться как два разных мира. Это сложно даже комментировать, мы просто нашли друг друга. 

 

 

 

 

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ЖУРНАЛА KIMONO


  • Сайт
  • Магазин