ЧЕТЫРЕ ИСТОРИИ О ЯПОНСКОЙ МЕЧТЕ

Владелец сети передвижных кофеен, комедиант, барабанщик и работница идзакая — наши герои рассказали, какая же она, японская мечта.

 

Мотоки Ито

Владелец сети кофеен на колесах Motoya Espresso Express, 59 лет

 

Моя мечта осуществилась 24 года назад. Я был белым воротничком, но хотел делать что-то свое. Тогда я работал в отделе планирования и маркетинга сети универмагов Seiyu — был ответственен за проведение ярмарок-продаж, выставок. На них я заметил, что все спрашивают, где можно выпить чаю или кофе, но для установки временных кафе требуется много согласований и денег. Мне пришла в голову мысль, что было бы здорово сделать передвижные кофейни. Еще одно событие, которое повлияло на мое решение, — Великое землетрясение Хансин-Авадзи в префектуре Хёго в 1995 году, я видел по телевизору, как для помощи пострадавшим собралось много волонтеров из местных. Тогда я подумал: если бы жители тех районов не были так дружны между собой, у них бы не получилось такого сильного волонтерского движения.

 

В Токио мест, где горожане могут просто встретиться, пообщаться, сдружиться, не так много, и я решил, что передвижная кофейня может стать таким местом. Сначала была идея развозить кофе на тележке, как у рикши: можно останавливаться где хочешь без риска получить штраф за неправильную парковку. Но в те времена просто не было таких лицензий, а вот на кафе в машине были. Я получил ее и, пожалуй, первым в мире стал делать в машине эспрессо. Кроме того, я не хотел устанавливать генератор — он же шумный, поэтому придумал так, чтобы готовить эспрессо за счет аккумулятора и газа. Моя передвижная кофейня оказалась очень необычной — ко мне приезжали даже европейские СМИ. 

Сейчас мы используем зерна собственной обжарки. Чтобы добиться качества, я ходил на курсы, экспериментировал над промывкой и обжаркой. Я сам придумываю рецепты, сам переоборудую машины, постоянно думаю над улучшением вкуса — это бесконечный поиск. Моей фирме принадлежит несколько машин, а также действуют кофейни по франшизе. Нас часто приглашают на съемки программ, фильмов, реклам на открытом воздухе — мы обслуживаем команду. Впервые нас позвали в 2005 году на фильм «Вавилон» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, сейчас мы принимаем участие почти во всех крупных съемках, в месяц примерно раз двадцать. Среди моих знакомых много знаменитостей и звезд, все меня знают. (Смеется.)

 

Для меня работа — это моя жизнь. Как только я решил открыть первую передвижную кофейню, я привязал себя навсегда. Теперь уже я не могу сбежать. Да и не хочу!

 

Хасияма Мэйдэн

Профессиональный комедиант, 32 года

(настоящее имя — Масами Хасияма)

 

 

В прошлом году я отправился в жесткое путешествие в Южную Америку, где приходилось не только выступать на улице, но и ночевать на ней. Но я остался в живых, а еще приобрел много друзей и влюбился в местную девушку (правда, безответно) и постригся под ноль — длинные волосы в условиях уличной жизни мешают. До этого с такими же дикими гастролями проехал Финляндию. Аудитория моего юмора — весь мир! В этом году мой путь лежит в Россию… Трепещите и ждите меня, металлический Хасияма Мэйдэн едет к вам! Хеви-метал! Р-р-р-рок!

 

Еще с класса седьмого я под влиянием популярных в то время юмористических передач решил попробовать себя в роли «гэйнин» — японского комедианта. Несколько человек, таких же, как я, «странных пацанов» объединились, вместе репетировали и выступали при каждом возможном случае. Одноклассники — да и взрослые — стали поговаривать, что Хасияма точно станет известным, у него талант. И незаметно для меня самого быть «гэйнин» стало мечтой.

 

Окончательно решение оформилось в первые дни учебы в университете Мэйдзи-Гакуин. Я не проходил туда и недели, как понял, что это ловушка на всю жизнь, и с ужасом бежал от участи стандартной модели жизни обычного японца. 

 

Дальше нужно было попасть в специализированную продакшен-компанию, и я выбрал самый могущественный в Японии Yoshimoto Kogyo. Но перед этим необходимо закончить платные курсы. Чтобы накопить на них, я набрал кучу подработок и вкалывал с утра до вечера, с вечера до утра.

Быть начинающим профессиональным «гэйнин» — несладкая участь. Первое разочарование наступает после того, как тебя зачислили в продакшен, — начинает казаться, что ты никому не нужен… Но моя мечта была сильнее. Я и мой партнер по «комби» (японские комедианты, как правило, выступают или «комби» — парой, или «пин» — в одиночку. — Прим. автора) смогли добраться до телевизионных экранов, добиться узнаваемости и любви у публики…

 

К сожалению, у моего партнера мечта оказалась не такой мощной, и он вернулся в мир обычных людей, но по-прежнему остается моим главным фанатом. А я теперь выступаю в одиночку и иногда — с театральной костюмированной комедийной группой Dragon Ball.

 

Японские комедианты, как и японский юмор, мне кажется, отличаются от иностранных: у нас больше самоуничижения на сцене, но в обычной жизни к нам относятся с любовью, прислушиваются к мнению. Наверное, мы некое подобие средневековых шутов и скоморохов. Мы резко отрицательно относимся к наркотикам, насилию, к проявлениям социальной несправедливости.

 

Моя мечта объединила любовь к юмору и к «тяжелому металлу». Она дает свободу и счастье, кормит меня. Ваш журнал писал о Наоми Ватанабэ, певице и комикессе. Следующая мечта — стать мужской версией Наоми Ватанабэ. И весь мир падет к моим ногам — «орэ-га тэнка-о тору!»

 

Кэнт Ватари

Барабанщик, 26 лет

@av4ln_kentwatari

 

Я понял, что хочу быть барабанщиком, как только увидел этот музыкальный инструмент. Еще на выпускном концерте младшей школы я впервые услышал, как мой приятель стучит на барабанах, и меня это поразило. Я решил тогда, что обязательно буду играть и стану профессионалом. 

 

Но прежде чем с головой окунуться в музыку, я почему-то устроился работать в отдел кадров одной крупной компании. Не могу сказать, что я не любил работу, но она абсолютно не оставляла мне времени заниматься тем, чем я действительно хотел. Так что через полтора года я уволился и пошел за мечтой. 

 

Самое сложное было заинтересовать людей тем, что ты делаешь. Наверное, если быть исполнителем наподобие Джастина Бибера или Арианы Гранде, больше шансов: хороший голос и ритмичная мелодия нравятся всем. Но то, что делаю я, отличается. У меня нет песен, а моя музыка — это только барабаны, не самый продаваемый вариант! А потому для меня очень остро стоял вопрос о том, как донести свою не совсем обычную музыку до людей, как показать, что вызывает у меня в этих гармониях радость. 

Я стал изучать творчество всех популярных в интернете людей, смотрел их самые успешные видео, исследовал, что их объединяет… Где-то восемь месяцев назад я начал снимать видео сам и загружал их в социальные сети, где меня и заметили.

 

Сейчас я играю в группе и занимаюсь сольной деятельностью: снимаю видеоролики, один из них привлек к себе внимание популярного японского гитариста Ichika, и он предложил мне выступать вместе. Теперь с ним и с еще одним известным в Японии вокалистом Boku no Lyric no Boyomi мы пишем музыку и даем концерты. Я очень рад, что за относительно короткий промежуток времени мне выдался шанс играть с такими выдающимися артистами. Также с командой Tokyo Shiokouji («Токийский рисовый солод») мы пишем музыку для рекламных роликов и выступаем на крупных музыкальных фестивалях вроде Fuji Rock. В общем, куча дел!

 

Маюми Суга

Работница «идзакая», 36 лет

 

Сейчас я занимаюсь в основном подачей еды. Но скоро перейду в другое заведение, где буду заниматься уже кухней. Мой план — через два года открыть свой ресторанчик, так что я планомерно иду к цели.

 

Все началось одиннадцать лет назад: я рассталась с парнем и пошла работать в закусочную, чтобы оплачивать счета. У меня был диплом кулинарного колледжа, но до этого я всерьез не планировала работать в сфере питания. Но, начав, я почувствовала, что мне это очень нравится, к тому же клиенты стали говорить, что мне стоит открыть свое дело. Так появилась мечта о собственной «идзакая». 

 

Мое заведение будет не дорогим, а доступным каждому — чтобы после работы можно было по-дружески заглянуть и под простую вкусную закуску за стаканчиком саке обсудить день. Моя цель — это просто видеть радостные лица клиентов. 

Еще в детстве я любила готовить вместе с бабушкой (тогда мы жили в префектуре Акита), для меня это было привычным делом. Помню, как брат хвалил мою еду, а мне было всего девять-десять лет! Я в свою очередь обожала бабушкину готовку и поэтому переняла ее стиль и вкус блюд, характерных для Акита, где он более насыщенный. Я не думаю о рецепте, делаю только по наитию — пока не добиваюсь того, что мне самой не понравится блюдо. 

 

Среди владельцев «идзакая» не так много женщин — говорят, что мужчины более тонко чувствуют вкус, а значит, и еда у них вкуснее. Преимущество женщин — это их привлекательность, но я совершенно не хочу, чтобы заведение было популярно за счет, например, моей внешности. Я хочу, чтобы гости приходили только потому, что им нравится кухня. 

 

Чтобы открыть его, мне нужно вложить примерно 10 миллионов иен (около 6 миллионов рублей. — Прим. KIMONO) — я коплю потихоньку. Недавно

купила лотерейный билет — правда, ничего не выиграла, но куплю его снова. Кто знает — может, повезет!

Текст: Чингиз Тугутов,

Анастасия Хайретдинова,

Настя Сато.

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ KIMONO №20, 2020