НАОМИ КАВАСЭ: НА МЕНЯ СПУСТИЛСЯ БОГ КИНЕМАТОГРАФА

Воздушные фильмы Наоми Кавасэ на грани между реальностью и вымыслом не раз награждали в Каннах. Один из них даже повлиял на пищевые пристрастия французов так, что теперь они обожают японские сладости «дораяки». Корреспондент КIMONO встретился с режиссером на ретроспективе ее фильмов в Москве и расспросил о жизни и творчестве.

Как вы поняли, что ваша судьба — это кино? 

 

До восемнадцати лет я была баскетболисткой, но довольно быстро поняла, что не смогу заниматься спортом всю жизнь, в отличие от искусства. Поэтому я стала интересоваться кино и тем, как можно выразить себя через искусство. Логично спросить, почему я не пошла в музыку или фотографию. Наверное, кино было предписано мне свыше, или, как говорят в Японии, на меня спустился бог кинематографа. Мне хотелось создавать новую жизнь, передавать ее на пленке, делать какие-то события реальными.

 

Вы помните, как впервые приехали в Россию? 

 

Да, это было 25 лет назад, я приехала в Санкт-Петербург. Это был важный для меня опыт, там я поняла, что такое культурный обмен. А еще поняла, что через кинематограф можно общаться с людьми, живущими в других странах. Через море, через океан я могу делиться мыслями с другими людьми на общем языке — языке кинематографа. 

 

У вас есть любимые русские режиссеры?

 

Мне нравятся фильмы Андрея Тарковского «Сталкер» и «Жертвоприношение». В конце второго есть сцена с самосожжением. Я читала дневник Тарковского, и сейчас из его фильмов и этого дневника понимаю, насколько это был одинокий человек. И эта сцена в фильме символизирует то, как сложно ему было существовать в капиталистическом мире. Я очень жалею, что мне не удалось с ним встретиться.

 

Посоветуйте, с какого фильма лучше всего начинать знакомство с вашим творчеством? 

 

Мне кажется, проще всего начать с больших и известных проектов вроде «Ан» или «Сияние». В «Тихой воде» очень ярко выражено мое отношение к природе, жизни и смерти.

«Ан» и «Сияние» мне особенно понравились на ретроспективе в Москве. Расскажите о них, пожалуйста, подробнее.

 

Картина «Ан» — моя первая экранизация чужого произведения, одноименной книги Дориана Сукэгава, до этого я всегда придумывала идею и писала сценарии сама. В этом произведении с тобой разговаривают и луна, и бобы «адзуки», из которых и делается паста «ан», — в реальной жизни такого не бывает, но из книги мы понимаем, что их тоже можно услышать. Главная героиня говорит, что ты должен сам открыться миру, тогда и все остальное к тебе потянется. Эта идея о том, как люди должны общаться друг с другом, мне очень понравилась, и я решила экранизировать ее. Из всех моих фильмов «Ан» стал самым известным, благодаря ему в Париже даже стали есть «дораяки», японские сладости на основе пасты «ан». Все-таки это фильм о еде, а мы все любим поесть, поэтому такие фильмы понятны во всем мире.

 

«Сияние» — картина о фотографе, теряющем зрение. В мире есть люди, которые не слышат, — им можно показать фильм с субтитрами, но как его показать тем, кто не может видеть? Тем не менее такие практики существуют: незрячие люди слушают аудиодорожку и представляют то, что происходит в этот момент на экране. Этот необычный способ и подтолкнул меня на создание фильма «Сияние». Я познакомилась с человеком, который создает аудиогиды для слепых, и поэтому мне захотелось снять фильм про такого человека. Я и сама чувствовала, что через съемки этого кино смогу узнать что-то новое о кинематографе, о том, как он может влиять на человека. В фильме играет актер Масатоси Нагасэ, он тоже является фотографом, поэтому он смог прочувствовать и прожить ощущения героя.

 

Какие тенденции существуют в сфере японского кино сейчас и следуете ли вы им?

 

Я не владею точными данными, но мне кажется, что основные темы, которые есть у меня, свойственны и японскому кино в целом. Например, мне важно показать человека, который является частью природы. Именно это оценили во Франции. Даже появился термин Kawase green: так называют лес из моих фильмов, населенный божествами и где есть ощущение, что мы живем, потому что кто-то хочет, чтобы мы жили. Другая тема — семья, семейные связи. Это общие вопросы для всех режиссеров. 

 

Какой проект у вас сейчас в работе?

 

Сейчас я снимаю официальный ролик для Олимпиады 2020 года в Токио, это занимает почти все мое время. И параллельно работаю над новым художественным фильмом. Из Москвы я улечу в Париж, где идут уже последние приготовления перед выходом, очень скоро я смогу его вам представить.

 

Ваш идеальный фильм — он какой?

 

Идеальный фильм — тот, который будет больше, чем жизнь, реалистичнее, чем сама жизнь.

 

Встреча со зрителями на ретроспективе фильмов Наоми Кавасэ в Москве в ноябре 2019 года. 

Редакция KIMONO благодарит Японский фонд и журнал "Искусство кино" за помощь в организации интервью.