ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ДЗИРО

Если вы любите сказки, значит, вас всегда восхищали все эти феи, фавны и божества, которых выводят на экране режиссеры вроде Гильермо дель Торо, Питера Джексона… Кто-то из режиссеров использует для их создания компьютерную графику, а кто-то просто зовет Кадзутака Сакагами, которого все знают как Amazing Jiro. Этот японец — гений грима и спецэффектов. О своем творческом пути Дзиро поговорил с KIMONO.

Расскажите, как вы попали в мир спецэффектов и грима?

 

Я с самого начала хотел работать в мире арта, поэтому поступил в Токийский университет искусств, в нем я учился обращаться с металлами и драгоценными камнями. А до него год изучал стекольное дело в Университете искусств Тама.

Я хотел стать таким профессионалом, который может работать с любым материалом и в любой технике. Как раз в то время я посмотрел документальный фильм о гриме и спецэффектах. Когда я увидел, как создают реалистичные фигуры людей, я подумал, что это та самая область, в которой я могу реализовать себя, поэтому после Токийского университета искусств пошел учиться в Анимационную академию Ёёги, где было направление грима. Там я проучился два года и при выпуске решил открыть свою компанию по гриму и спецэффектам, Amazing Studio JUR.

 

Но для того, чтобы создать компанию, необходим какой-то капитал…
 

Половину капитала я выручил за продажу выпускной работы, которую сделал в Токийском университете, — фигур летучей мыши, пчелы и стрекозы из драгоценных металлов и камней. Откуда я взял деньги на материал? Подрабатывал учителем на подготовительных курсах университета и копил. Идею открыть компанию подкинул мой знакомый, владелец парикмахерского салона, я как-то раз сотрудничал с ним, и мы очень сошлись характерами — он предложил делать что-то совместное и дал вторую половину денег на проект. 

 

Как все было поначалу, когда вы открыли компанию?
 

Конечно, было трудно — я же был всего лишь выпускником. Из студентов — в начальники! Я не знал, как искать заказчиков, и первое время продолжал помогать владельцу салона на его парикмахерских шоу, но, конечно, этого было мало. Я платил аренду за мастерскую, на квартиру не хватало, поэтому жил прямо там, в мастерской, постелив себе в уголке. В ней был туалет, но не было ни горячей воды, ни ванной — я кипятил воду в чайнике и как мог мылся. На еду денег порой тоже не было, помогал однокурсник, с которым и сейчас работаем вместе, — он служил в силах самообороны и получал паек — консервы, которыми делился со мной. Так я прожил четыре года, почти на нуле, — даже когда стали появляться заказы, поначалу все уходило на аренду и материал. Где-то на второй год я принял участие в Terebi Champion, самой крупной арт-программе на японском телевидении — конкурсе среди профессионалов в разных областях искусства, — и победил. Через год снова принял участие — и снова победил. Благодаря этому у меня появилось больше доверия со стороны клиентов, и потихоньку количество заказов стало расти.

 

Сейчас у меня две компании — JUR и Shanic Maiyel. JUR, как я уже говорил, — это грим и спецэффекты, здесь же находится школа. Когда говорят о гриме, многие сразу думают о фильмах — зомби, монстры. Но я хотел применять навыки не только для кинематографа, но еще и для фокусников, борцов по реслингу и тому подобное. И в Японии в этом плане удобная площадка: здесь часто используется грим не только на съемках, как в Голливуде, где он все же относится большей частью к кино, да и то там сейчас все больше популярна 3D-графика. 

 

Вторая компания, Shanic Maiyel, специализируется на арт-макияже и боди-арте. Я начал инстаграм примерно пять лет назад, тогда же увлекся макияжем — и заметил, что больше подписчиков интересуются именно им, поэтому решил открыть вторую компанию. В JUR у многих работников стаж уже более десяти лет, кроме того, я беру в штат лучших выпускников моей школы. Это стало стимулом к тому, чтобы начать заниматься новым видом искусства — а то еще чуть-чуть, и я начну уступать подчиненным в профессиональном деле. (Смеется.) 

 

Быть начальником арт-фирмы не то, что я ожидал, — я хотел уметь делать все, но на творчество остается не так много времени: постоянные встречи, согласования дизайна — мне все чаще приходится перепоручать все коллективу. Поэтому я выбрал арт-макияж и боди-арт, ведь за сравнительно короткий срок — несколько часов — я могу создать произведение. 

Из всех ваших работ какой проект был самым сложным? 

 

Каждый! В силу самой профессии нам обычно приходят заказы, которые никто не делал до этого, — и нужно придумывать, как задуманное превратить в реальное. Наверное, самый непростой наш заказ — создание крупномасштабной реалистичной фигуры, мы делали шестиметрового Такаси Мураками. Для тела использовали воздушный шар, он позволяет добиться реалистичности, а вот с лицом сложнее. И мы решили применить пластик — наложили его на воздушный шар, голову. Думаю, мы были первые, кто придумал сделать реалистичную фигуру человека с помощью надувного шара и пластика. Наша профессия — профессия первооткрывателей.

Что бы вы посоветовали ребятам, которые хотят заниматься гримом и спецэффектами? 

 

Не повторять за кем-то, а быть свободными, выражать то, что хочется. А что касается мастерства — оно достигается только упорством, трудолюбием. 

 

Что самое сложное в этой работе?

 

Способность совместить мастерство и фантазию. Сейчас много талантливых умелых мастеров, которые делятся работами в соцсетях. Но даже если произведение сделано идеально, но в нем нет оригинальности, экспрессии — публика быстро потеряет интерес. И наоборот, без мастерства не получится искусства. Чем больше навыков и умений, тем удивительнее получаются работы.