#ARTS

КОНДО АКИНО:

манга-мир из другой реальности

Страх, любопытство, восхищение, смех и слезы — японская художница Кондо Акино прославилась как автор альтернативных комиксов манга. Ее главная героиня — девочка с коротким каре по имени Эйко — позволяет нам вновь увидеть мир глазами ребенка.

 

Orange Muffler, 2004

«В детстве, сидя с мамой в очереди в поликлинике, я всегда читала одну и ту же книжку. И однажды обнаружила, что у хорошо знакомой истории изменился финал. В наш следующий визит я вновь взяла книгу — концовка снова стала прежней, — рассказывает тридцатисемилетняя Кондо Акино. — Так и во взрослой жизни у нас редко-редко, но все-таки появляется чувство, что что-то вокруг изменилось, словно мы на секунду заглянули в другую реальность. Это ощущение зыбкости я и стараюсь передать в своих работах».

Произведения Кондо похожи на сны: одно изображение плавно перетекает в другое, и, чем дольше зритель смотрит, тем меньше он уверен в том, что видит. Свою главную героиню — девочку по имени Эйко — Кондо придумала еще в старшей школе. Она — альтер эго автора. Как Алиса в стране чудес, Эйко постоянно открывает какие-то потайные двери и исследует то-чего-не-может-быть.

Зачарованный лес, жуки, бабочки и мириады цветов окутывают девочку Эйко в картинах Кондо Акино, отражая ее переживания

В картинах Кондо то зачарованный лес, жуки, бабочки и мириады цветов окутывают Эйко, то, как из рога изобилия, высыпаются у нее из-под подола языки пламени и пожирают ее, отражая ее переживания. Так в картине «Трепет ночи» (Flutter of the Night, 2004) девочка гуляет по мистическому полю с высокой травой, из которой вдруг взмывают вверх армии ночных мотыльков. В анимационной серии «Реквием по божьим коровкам» (Ladybirds' Requiem, 2005–2008) она в компании своих двойников спускается в таинственный источник, пришивает красные пуговицы к платью или спит в коконе в окружении божьих коровок, которые то ли захватили ее в плен, то ли, наоборот, защищают от внешнего мира.

Ladybirds' Requiem, 2005–2008

Сегодня художница живет и работает в Нью-Йорке. Ее картины и инсталляции объехали полмира: их выставляли в Центре современного искусства Жоржа Помпиду в Париже, в Музее Соломона Гуггенхейма в Нью-Йорке, а также Художественном музее Мори в Токио и других галереях Японии. В творчестве художницы отчетливо видно влияние японской гравюры, и не важно, рисует она акрилом, акварелью или простым карандашом, статичны ее работы или она превращает их в мультфильмы — в них всегда есть что-то от традиционного искусства Японии.

А началось все, конечно, в раннем детстве, которое Кондо провела в префектуре Тиба, неподалеку от Токийского Диснейленда. Маленькая Кондо любила разглядывать насекомых, наблюдать за людьми и делать зарисовки, но становиться профессиональным «мангака», то есть художником комиксов манга, — и не думала. Все изменилось, когда ей на глаза попалось издание альтернативной манги Garo. На его страницах не было привычных большеглазых девочек и историй о супер-героях, вместо них — реалистичная рисовка и совсем недетские сюжеты.

Девочка была в восторге, и через несколько лет поступила в Университет искусств Тама в Токио на факультет графического дизайна. В 2008-м ее работы заметили, и она выиграла стажировку в Нью-Йорке, где и осталась. Свою жизнь за границей Кондо описывает в комиксе «Нью-Йоркские хроники» (New York de Kangaechuu, 2015). И вот тут никаких страшных сказок: художница с юмором рассказывает, как непросто японке в эпицентре одного из самых безумных и шумных городов мира. Но мы-то знаем: она не из тех, кого можно чем-то испугать.

 

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO I-MAGAZINE №06 СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ 2017

Автор: Софья Прокофьева