НОВОСТЬ: ВЫШЕЛ НОВЫЙ 15-Й НОМЕР ЖУРНАЛА KIMONO, ПОСВЯЩЕННЫЙ ЯПОНСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ

#DISPLAY

ЛЮБОВЬ И САКУРА 

Наш спецкор Марина Такимото провела один день на съемках русско-японской саги «В плену у сакуры» — и записала свои впечатления. Среди самых ярких — встреча с актером Александром Домогаровым, а также истории любви — героев фильма, а еще режиссера и его русской жены.

ФЕВРАЛЬ 2019

Кадр из фильма «Записки об одеждах и городах», 1989, режиссер Вим Вендерс

© Road Movies Filmproduktion

 

Я приехала на съемочную площадку фильма на острове Сикоку в тот момент, когда там снимали душераздирающую сцену признания в любви и расставания главных героев, медсестры Юи и офицера Александра Сорокина. По сюжету, девушка ухаживала за раненым военнопленным и влюбилась, но родители хотели выдать дочь за японца. В момент объяснения между возлюбленными в палату врывается мать девушки с жандармами и силой уводит дочь…

 

История в духе «Ромео и Джульетты» разворачивается на фоне исторических событий Русско-японской войны 1904–1905 годов, когда в плену оказались офицеры и солдаты Императорской армии России. Я смотрела на игру актеров — исполнителей главных ролей Дзюнко Абэ и Родиона Галюченко, на всю окружающую их обстановку и представляла, что перенеслась в прошлое на более чем сто лет назад и нахожусь в гуще реальных событий. Всего в паре метров от меня в деревянном бараке на кроватях лежали и сидели российские военнопленные.

 

Медсестры-японки в белых платьях с передником и шапочках с крестом сновали туда-сюда, поправляли одеяла, измеряли температуру, делали перевязки… Погода стояла пасмурная, но никакой осветительной аппаратуры на площадке не было, для большей достоверности снимали при естественном свете, почти в полумраке. Во время перерыва я улучила момент и задала интересующие меня вопросы режиссеру Масаки Иноуэ и другим членам съемочной группы. Их рассказы с моими небольшими комментариями — перед вами.

 

Масаки Иноуэ, режиссер:

«Наш фильм снят по мотивам радиопьесы «Сакура, которую увидел Сорокин» Кадзухико Танака. Текст был написан более десяти лет назад. А когда Танака стал директором телеканала Nankai в городе Мацуяма на Сикоку, он предложил мне снять по пьесе сериал. Я с радостью согласился, единственное, настоял, чтобы это был не сериал, а фильм. Во-первых, меня привлекло, что это история о России и съемки будут частично проходить в Петербурге — ведь свою первую картину «Реминисценция» я тоже снимал в вашей стране. Во-вторых, меня радовала возможность сделать масштабное историческое произведение».

 

Александр Домогаров, исполнитель роли командира броненосца «Пересвет» Бойсмана:

«В фильме у меня роль пленного офицера, и, по иронии, больше всего я опасался встречи с актером, который играет коменданта лагеря для военнопленных, — Иссэй Огата (он известен в России по фильму Александра Сокурова «Солнце». — Прим. КIMONO). До его появления все вокруг только и говорили, что такая большая звезда к нам приедет, такая звезда! Первая наша встреча была очень натянутая, и репетиция получилась как пружина, которая не сжималась и не разжималась — в таком пограничном состоянии находилась. Однако первый съемочный день прошел достаточно хорошо, а второй и третий — просто очень хорошо. Что интересно, русская и японская школы актерского мастерства сильно отличаются друг от друга: прежде всего, дело в разном способе существования в кадре. Японцы, как мне кажется, более внешние, а русские — более внутренние. Они думают о том, как показать, а мы — о том, как прожить ситуацию. С другой стороны, это как раз может быть очень интересно — не противостояние двух способов, а сочетание двух культур существования в кадре».

 

 

Масаки Иноуэ, режиссер:

«У русских актеров изначально есть позиция, что они люди искусства. У них есть видение, как они должны сыграть. Они хотят внести свой вклад в произведение и смело выражают режиссеру свое мнение. Хотят делать не только то, что скажет режиссер. Японские же актеры редко перечат режиссеру. Но я думаю, что в актерском мастерстве нет правильного решения. Не могу сказать, какой способ работы мне ближе. В некоторых ситуациях мне действительно нравится, что русские актеры могут сами предложить что-то интересное. Но, с другой стороны, нужно обладать сильным характером, чтобы их контролировать. А японские актеры делают абсолютно так, как ты просишь, ими легко руководить на площадке, но иногда хочется, чтобы они сами немного подумали над своим образом».

 

Когда я смотрела репетиции некоторых сцен, я была поражена, насколько стеснительными, робкими были женщины Японии в начале прошлого века. Современные японки, конечно, тоже очень мягкие внешне и застенчивые, но, конечно, куда более свободные и сильные, чем сто лет назад… На съемочной площадке я особенно внимательно наблюдала за Родионом Галюченко и Дзюнко Абэ. Мне было интересно, как русский актер и японская актриса взаимодействуют друг с другом, а тем более играют в любовных сценах. Мне показалось, что все было гармонично.

 

Родион Галюченко, исполнитель роли Александра Сорокина:

«У меня замечательные отношения с Дзюнко Абэ, она очень хорошая актриса, и мы легко находим общий язык, несмотря на то, что она не знает русского, а я — японского. Но Дзюнко, конечно, отличается от всех, с кем я работал раньше. В Японии не принято обниматься, здороваться за руку и целоваться. Они могут это делать, но для них это необычно».


Дзюнко Абэ, исполнительница роли медсестры Юи:

«На этот раз на экране я — возлюбленная русского, и это полностью перевернуло мое представление о любви. Я удивилась богатству нежных выражений, которые используют русские. Сначала я очень стеснялась этих прямолинейных фраз. Помню, я даже как-то раз набралась смелости и спросила, почему все нужно говорить так прямо, — в ответ услышала: «Если нельзя любовь передать словами — то как еще по-другому ее выражать?» Я никогда не забуду эти слова. В тот момент я подумала, что у любви есть разные формы».

 

Кстати, о любви. На съемочной площадке также находилась жена режиссера — Ирина Иноуэ. То она в длинной юбке и голубой блузке появлялась в кадре — играла небольшую роль русской аристократки Софии фон Тайль, то в джинсах и кроссовках и с толстой папкой сценария носилась между актерами, операторами и гримерами, помогая с переводом и организацией. Безусловно, Ирина — воплощение нового времени. Япония больше не закрытая страна. Русские и японцы влюбляются, женятся, рожают детей! Думаю, для Ирины и ее мужа Масаки Иноуэ история в основе этого фильма — чуть больше, чем просто история. А это гарантия того, что кино получится интересным.

 

Ирина Иноуэ, актриса, продюсер: «Мы с Масаки Иноуэ познакомились в 2004 году в Петербурге на съемках ленты Александра Сокурова «Солнце». Я тогда была аспиранткой Петербургского университета и работала переводчиком с японского. В тот день я должна была переводить для японских бизнесменов, приехавших в Россию на переговоры. Но начальник предложил мне поменяться клиентами с другим коллегой — он решил, что этот проект меня очень заинтересует, хоть и платят меньше. Когда я узнала, что речь идет о Сокурове, я немедленно сказала, что согласна и готова работать хоть бесплатно! Там мы и встретились с Масаки — он был оператором документального фильма о съемках «Солнца».

 

Дзюнко Абэ, актриса: «Это теперь интернациональные браки нередки, а раньше любовь далеко не всегда могла преодолеть границы или культурные различия… Только вспомнив об этом, мы понимаем, насколько сейчас свободна любовь!»

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO №14 ФЕВРАЛЬ-МАРТ 2019

 

 

Текст:

Марина Такимото