НОВОСТЬ: В МОСКВЕ ПРОШЛА ПРЕМИЯ ЖУРНАЛА KIMONO https://kimonoimag.ru/news

#DISPLAY

АЛЬТО ТАНАКА:

МОДЕЛЬ В ДВУХ АМПЛУА

ноябрь 2017

Модель Альто Танака о женственности в кадре и красоте японских мужчин.

Photographer: Mutz Ishizawa

Model: Alto Tanaka

В Западном мире бум на моделей-трансгендеров разразился после того, как о смене пола объявил отец манекенщицы Кендалл Дженнер: став Кейтлин Дженнер, он появился на обложке Vanity Fair. Вскоре парижский Vogue впервые в истории украсил снимок бразильской модели-трансгендера Валентины Сампайо. Все чаще в глянцевых журналах мелькают Андреа Пежич и Хари Неф. Очевидно, что модели с подобной биографией шокируют консервативную публику, вызывают восторг молодежи, поднимают продажи. Для Японии все это не новость — здесь к вопросам половой идентичности всегда относились лояльно.

 

В японской моде уже не первый сезон на острие «дзендарэсу-кэй» — то есть бесполый стиль: в журналах и рекламе то и дело мелькают модели, чей пол сложно определить. Несмотря на солидный для модели возраст Альто Танака — сорок лет. Недостатка в работе у него нет, он постоянно участвует в показах и съемках. В работе Альто предпочитает женственные образы, однако в жизни одевается и ведет себя как мужчина. По просьбе KiMONO он рассказал о хитростях перевоплощения в женщину, японском модельном бизнесе и распределении ролей в обществе.

 

Photographer: Naoya Ishizaki

Hair&Makeup Artist: Aya Arakawa

Model: Alto Tanaka

«Я начал карьеру поздно, в 32 года — мой друг попросил меня представлять его коллекцию одежды, и мне так понравилось, что я решил продолжать. Мне повезло: сейчас заказчики все чаще рассматривают не только юных манекенщиков, но и всех остальных — есть модели, которые востребованы и в 60, и даже в 70 лет.

Японский модельный бизнес, конечно, заточен в основном на моделей-женщин: для них выпускают больше товаров, еще у нас очень востребованы фотографии женщин в жанре ню. Но без работы я не сижу. Многие дизайнеры, одежду которых я представляю, — мои друзья. Я вообще считаю, что нужно поддерживать молодые бренды. В них гораздо больше индивидуальности, чем в раскрученных.

 

Сначала я стремился выглядеть женственно, но понял, что не буду выделяться, и выбрал андрогинный образ

Изначально я стремился выглядеть максимально женственно, но быстро понял, что так я не буду выделяться на общем фоне, и в итоге выбрал андрогинный образ. Самое важное на фотосессии — следить за пластикой, двигаться не как мужчина, а более мягко, плавно, это позволяет компенсировать мужские черты.

Мой образ — только образ, в душе я мужчина.

 

С близкими мне повезло: семья и друзья меня поддерживают, приходят на мои показы и выставки фотографий, делятся впечатлениями. В целом, я не думаю, что для современной Японии игра с половой идентичностью — нечто шокирующее. Наоборот — у нас андрогинные модели популярны и любимы публикой. Большинство моих фанатов — женщины за 40.

С послевоенным экономическим ростом женщины перестали быть домохозяйками, у них появился выбор жизненного пути. Если еще тридцать лет назад в Японии во всех профессиях лидировали представители сильного пола, а женщина должна была быть только тенью мужчины, то теперь множество женщин заняты карьерой, и это прекрасно. Моя работа — своеобразная поддержка женщин в их стремлении быть на виду. Я не противопоставляю себя им, я с ними солидарен.

 

В последние десятилетия в Японию хлынула западная поп-культура. У многих японцев вид высоких статных иностранцев вызывает комплексы по поводу собственной внешности. Отсюда и бум на обесцвеченные волосы и увеличивающий глаза макияж. Многие японские модели стремятся именно к такому образу. Я не понимаю этого. В своих работах я стараюсь совместить все лучшее в японской и европейской культуре, я не считаю, что красота должна быть как-то связана с национальностью. И не считаю, что японцы должны комплексовать. Наоборот, я очень часто вижу на улицах очень красивых и стильных японцев! Надеюсь, моя работа поможет им увидеть собственную красоту!»

 

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ KiMONO №07 НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2017

Автор: Софья Прокофьева