ЯПОНСКИЕ ИСТОРИИ: МЕЧТЫ, ЦЕЛИ И ПАРИЖ

KIMONO попросил молодых японцев рассказать, о чем они мечтают и на что готовы ради цели, а они рассказали о счастье и Париже.

Мана Хамада,

модель, 28 лет.

Я не хочу детей и семью.

Текст: Чингиз Тугутов.

Фото предоставлено героем.
 

Однажды тайный объект моего обожания сказал, что у меня толстые ноги. Сначала я огорчилась и поплакала, но я же из поколения сатори, так просто не сдаюсь, поэтому я решила сесть на диету. Хотела доказать прежде всего самой себе, что я красивая и сильная. Да, я не просто села на диету, а завела девчачий блог в интернете. В итоге — похудела на пятнадцать килограмм. Мой блог стремительно набирал популярность. Сначала я была одной из доку-мо (яп. «докуся-модэру» — непрофессиональная, но харизматичная модель, работающая с журналами. — Прим. автора), потом стала участвовать в показах мод, несмотря на мой маленький рост. Так — об этом надо рассказывать отдельно — я стала фешен-моделью! Представьте себе: когда-то пухленькая маленькая осакчанка Мана Хамада стала моделью Mana Hamada.

 

На некоторое время я ушла из мира моды, мне нужно было время, чтобы понять, правильной ли дорогой шла я все эти годы, не ошиблась ли я в выборе своей цели. К тому же закрылось модельное агентство, в котором я работала. Примерно два года я прожила в полной прострации. И в прошлом году решила, что должна попасть в Париж, пусть пока не на подиум, а как гость. Поехать было непросто, но мне помог мой папа. Хотя мы живем в разных городах, но между нами по-прежнему глубокая душевная связь, и он мой главный союзник. Мама давно умерла, и папа для меня самый дорогой человек на свете. И в этот раз папа, ни секунды не сомневаясь, дал деньги на поездку.

 

Сейчас я представляю парижское агентство Urban Talents & Models в Токио. Раньше деньги мне доставались очень легко, так же легко они и исчезали. Постепенно я научилась экономить, но все же если вижу в магазине классную вещь, то мне наплевать, сколько она стоит, я все равно ее куплю. Стиль и мода — мои приоритеты! И значительное место в моем бюджете занимают расходы на коммуникацию. Ну то есть общение: винишко, веселье, кураж и все такое. Я законченная сова, для меня нет пытки хуже, чем вставать рано, поэтому мой день начинается очень поздно.

 

Хочу ли я семью? Моя мама издевалась надо мной в детстве, поэтому я боюсь, что я не смогу сдержаться,  и тоже буду обижать своих детей. Мне страшно. Поэтому я решила, что не буду создавать свою семью и рожать детей. И вообще, я никак не могу себя представить связанной семьей. Мне тесно даже в Японии, поэтому я готовлюсь вырваться за ее границы, в открытый и влекущий большой мир.

 

Моя цель прежняя — участие в парижской Неделе моды в качестве модели. Прошлая разведка боем показала, что мне того, чтобы поехать в Париж, мне нужен английский язык бизнес-уровня, и срочно. Этим и собираюсь заняться.

Рёма Киёкиба,

школьник, 18 лет.

Маленькое счастье каждый день.

Текст: Чингиз Тугутов.

Фото предоставлено героем.

До недавнего времени я думал, что я не из поколения сатори, а из ютори, потому что ошибочно считал, что к последнему относят тех, что родился после 2004 года.

 

Мне восемнадцать лет, я учусь в последнем классе старшей школы и готовлюсь к поступлению в университет. Пока не знаю куда, хочу заниматься чем-то, связанным с международными делами. Поэтому я все силы сейчас отдаю учебе, а свободного времени остается, только чтобы поиграть полчасика в компьютерные игры: назначаем с друзьями время и играем в стрелялку «Мортал Комбат». Раньше, когда я был не так загружен, то занимался карате и очень интересовался историческими личностями. А началось то увлечение с компьютерной игры «Сэнгоку-дзидай» об эпохе воюющих провинций в Японии: в ней нужно было взять на себя роль одного из японских князей-даймё, развивать и защищать свою страну.

 

К сожалению, у меня сейчас нет девушки. В прошлом году я признался в любви, мы дружили месяца полтора, но она в результате выбрала моего друга. Я не злюсь: мне до сих пор горько, но я смог простить их обоих. В будущем я хочу, чтобы у меня была большая, шумная и дружная семья, как минимум трое детей.

 

Мой обычный день начинается в восемь часов утра; завтракаю, еду в школу на велосипеде в любую погоду. Занятия до четырех часов, а с пяти — подработка в магазине-комбини. Домой возвращаюсь в десятом часу. Весь заработок отдаю маме; если мне что-то нужно, то мы обсуждаем и она выдает мне необходимую сумму из моего заработка. Я часто хожу за продуктами и знаю, в каком супермаркете что дешевле. Большую часть своих личных покупок я делаю в интернете, ищу, где цены ниже. После ужина я сажусь за уроки и ложусь спать далеко за полночь.

Если честно, то я считаю себя поколением ютори, но, черт, похоже, я полностью соответствую определию поколения сатори — практичность, размеренность, трудолюбие, неконфликтность и так далее.

 

Думаю, что я счастлив. Каждый день в привычных делах, в обыденном повторении событий я ощущаю, что я живу. Пусть не случается ничего революционного, но каждый день, каждый момент жизни приносит счастье, много счастливых моментов, — мы, японцы, зовем это «тиисана сиавасэ», дословно — «маленькие счастия».

Сюнъя Амэмия,

модель, 25 лет:

Взял с мамы слово, что приедет на меня посмотреть.

Текст: Настя Сато.

Фото предоставлено героем.

В Японии все еще силен стандарт: школа – университет – работа в фирме. Но я всегда знал, что это не мое: много в чем хотелось себя попробовать. Среди друзей моего возраста немало ребят, которые, как и я, хотели заниматься тем, что им нравится, но, чтобы прожить, выбрали другую работу. Сейчас я вспоминаю, как мы делились мечтами друг с другом, и становится грустно.

 

Мне кажется, что среди японцев постарше больше диких и раскрепощенных по сравнению с моими сверстниками. Для меня самое важное — не быть заключенным в какие-либо рамки, быть свободным. Мы должны сами выбирать путь в нашей жизни.

 

Мой выбор — быть моделью, увидеть мир. Когда мне было восемнадцать, ко  мне подошел фотошраф на Харадзюку и попросил сделать снимок-снепшот. Фото опубликовали в журнале, и бренд, который сотрудничал с тем изданием, заинтересовался мной. Так я стал «журнальной» моделью. Мне все больше и больше нравилась эта работа, и со временем появилась мечта — пройти по подиуму в Европе. Я рассказал об этом маме и взял с нее слово, что, если добьюсь цели, она приедет на меня посмотреть.

 

Чтобы достичь мечты, нужен был хороший английский, и я поехал в Австралию. Там я учил язык: поначалу вообще не мог разговаривать, поэтому тренировался в общении с посетителями ресторана японской кухни, где подрабатывал. В то же время я заключил контракт с австралийским модельным агентством, участвовал в кастингах и съемках. Это был полезный опыт: за год я подтянул язык и собрал портфолио. Вернувшись в Японию, я стал искать разные агентства, в основном европейские, чтобы расширить горизонты в работе.

 

Сейчас я зарегистрирован в модельных агентствах Японии, Кореи, Германии, Эстонии, Дании, Швеции, Финляндии и Франции. Моя мечта — выйти на подиум на Неделе моды в Париже — сбылась летом 2019-го, и мама приехала, как и обещала. Больше всего мне нравится ощущение, когда выходишь на подиум. За эти десять секунд вспоминаешь, скольких усилий и стараний это стоило, наполняешься эмоциями. Я прохожу среди бесчисленных вспышек фотографов, чьи снимки потом разлетаются по крупнейшим СМИ планеты, и думаю, что, наверное, я добился признания.

 

У меня есть девушка, мы встречаемся два года, но для меня на первом месте все же стоит мечта. Думаю, я женюсь и заведу детей где-то за тридцать, хотя какое-то время мечтал стать молодым отцом: это круто, когда между тобой и ребенком небольшая разница в возрасте.

 

Наверное, среди молодого поколения действительно много тех, кто не думает о поездках, а больше времени проводит дома, ведь все есть в соцсетях. Но мне этого мало — хочу увидеть мир своими глазами.

Момо Анджела, 

стритстайл-фотограф, 23 года:

Мое кредо: жить в полную силу.

Текст: Чингиз Тугутов.

Фото предоставлено героем.

Этой весной я окончила университет — по японским меркам у меня официально началась взрослая жизнь. Но на самом деле я считаю, что стала взрослой гораздо раньше, на втором курсе, когда я страстно увлеклась фотографией. Тогда и учеба, и студенческие вечеринки безвозвратно отошли для меня на второй план. «Официальная» взрослая жизнь изменила лишь одно: я стала еще более бережно относиться к деньгам. Раньше я могла потратить деньги на безделушки, на бездумное веселье с друзьями; теперь же я даже траты на встречи рассматриваю рационально: какие перспективы и выгоду мне как фотографу принесет участие в вечеринке или мероприятии?

 

Мой папа — фотолюбитель. Я росла среди камер и фотореактивов и часто с отцом ездила на съемки натуры. А вот бабушка у меня — отчаянная модница. Наверное, поэтому я увлеклась fashion-съемкой и работаю на Неделях моды уже два года. Я обросла связями, постепенно выхожу в плюс — надеюсь, что после окончания эпидемии смогу зарабатывать себе на жизнь только фотографией.

 

Во время работы на Неделе моды спать приходится только два-три часа в сутки: с утра переписка с журналами, потом съемка звезд и инфлюенсеров. А с шести вечера начинается физически и психически выматывающая съемка показов. Я не люблю цифровые камеры, считаю, что только пленка может остановить реальность. Такие снимки остаются «живым» навсегда. Но работа с журналами требует оперативности, поэтому приходится снимать и на цифру. Так что я ношусь по площадкам с двумя-тремя тяжеленными камерами. Возвращаюсь на базу к полуночи и еще три-четыре часа обрабатываю фотографии, которые потом пересылают заказчикам в Японию. В кровать падаю около трех-четырех часов утра. Но именно это адское напряжение и дает мне ощущение того, что я не просто существую, а живу в полную силу. Преодоление трудностей приносит мне удовольствие. В такие моменты я чувствую, что по-настоящему счастлива.

 

Какие у меня цели в жизни помимо успеха? Когда-нибудь я хочу встретить парня, который, как и я, шаг за шагом идет к своей большой цели, и выйти за него замуж. Хочу детей и чтобы они росли так же, как я сама, окруженные любовью и пониманием.

 

А еще меня очень беспокоит проблема окружающей среды. И больше всего — урон, который ей наносят микрочастицы пластика. Пусть и мелочь, но я всегда ношу с собой в супермаркет сумку для покупок и никогда не беру одноразовые полиэтиленовые пакеты.

ПО ТЕМЕ:


  • Сайт
  • Магазин