НОВОСТЬ: ВЫШЕЛ НОВЫЙ ВЫПУСК ЖУРНАЛА KIMONO №18, ТЕМА НОМЕРА: ИННОВАЦИИ

История 5

РУССКАЯ КУХНЯ В ТОКИО

За годы жизни в Токио я успела побывать и в здешних семейных ресторанчиках, где рецепты передаются из поколения в поколение, а столы расписаны на месяц вперед, и в роскошных гастрономических заведениях, где подают деликатесы — суси «Эдомаэ», стейки «Кобэ», китовое мясо и даже дыню «Юбари» — гибрид двух мускусных дынь, которая стоит от нескольких сотен до десятков тысяч долларов за штуку. И вот настал момент, когда мне ужасно захотелось простой русской еды. Пельменей, пирожков, да чего угодно — только прямо сейчас, немедленно!

«Тридцать три ресторана!» — воскликнула я, когда Google выдал мне результаты поиска «рестораны русской кухни в Токио». Тщательно изучив все 33 меню, я выбрала небольшое заведение с мишленовской звездой. Наслаждаться «праздником живота» в одиночку мне не хотелось, и я пригласила с собой Мэгуми, подругу с работы. Полненькая по местным меркам Мэгуми, в отличие от большинства японцев, не боится экспериментировать с кухнями народов мира.

 

Ресторан размещался на первом этаже многоэтажки. Вход украшали деревья бонсай в ярко-красных горшочках, а гостей встречала пожилая пара японцев в нарядных кимоно. Увидев меня, они заулыбались и четко, пусть и с акцентом, произнесли: «Добро пожаловать!»

 

Мне вдруг стало так уютно, словно я в гости к родственникам пришла. Обычно это мне всегда нужно угождать клиентам, а тут вдруг два японца искренне рады видеть — меня!

 

Внутри расположился небольшой зал, столиков на десять. На стенах — постеры с символикой Олимпиады-80 и коммунистическими лозунгами, на полках — календари с изображением Путина. 

Официантка, миниатюрная японочка в белом колпачке эпохи советского общепита, подала меню: Мэгуми на японском, а мне на русском.

 

— Рыба в шубе. Молочный суп. Мясо из горшка, — читала Мэгуми. — А давай возьмем разные сеты, чтобы потом друг у друга пробовать? — предложила подруга. (Хотя ресторан русский, еду здесь подают на японский манер — сетами.) Я с радостью согласилась.

 

Первым делом нам принесли корзинку горячего черного хлеба и расписанную гжелью тарелочку. На ней лежали несколько соленых огурчиков, пара брокколи, гроздь помидоров черри и горка маринованных головок лука и чеснока. Фото. Отправить. Хештег #пальчики_оближешь.

 

— Хорошо, что без мужчин пошли, — улыбнулась Мэгуми, доедая последний зубчик чеснока.

 

Следующая перемена блюд. «Селедка под шубой» — для меня, а для Мэгуми — «Винегрет». Моя селедка оказалась очень постной, по вкусу больше похожей на анчоус. Зато Мэгуми пришла в восторг от «радужного салата». Из классического «Винегрета» там была только отварная морковка и консервированный горошек, остальные ингредиенты — парной кабачок, запеченный баклажан, свежий болгарский перец и фаршированные оливки. Необычно, но на удивление вкусно.

Золотистого цвета пирожок с мясом и рисом пах так, будто это русская бабушка хлопочет на кухне

 

Потом принесли пирожки. Золотистого цвета пирожок с мясом и рисом пах так, будто это русская бабушка хлопочет на кухне. Я откусила, зажмурилась от удовольствия… сочный фарш, мягкий лучок, специи и… и что-то мягкое и склизкое. В разрезе пирожка четко виднелась лапша «харусамэ». Похоже, ее добавляют вместо риса.

 

— Это лучше любых «никуман», — вынесла вердикт Мэгуми про свой пирожок с рисом и яйцом. — Сочетание рисовой лапши и вареного яйца в тесте бесподобно! Странно, что мы, японцы, до этого не додумались.

 

В качестве основного блюда мы выбрали супы: солянку и борщ. На удивление оба супа выглядели почти одинаково, только в моей тарелке с борщом была горка сметаны в форме Фудзи. Я размешала ее и поняла — в супе нет свеклы! Вместо нее — томатная паста. Кисленький, пряный, по вкусу больше похожий на рассольник. Мэгуми, в отличие от меня, тут же накинулась на еду, совершенно забыв про Instagram.

 

— Вера! Я теперь в каждый мисо-суп буду копченые сосиски резать!

Десерт и напитки нам подали те же пожилые японцы, что встретили нас на входе.

— Чай по-русски, — нежно объявила японка. Оказалось, что если в чай добавить варенье, он становится «по-русски».

 

Пара подсела к нам и рассказала свою историю. В 1980-е они отучились в МГИМО и там на всю жизнь полюбили русскую кухню. А выйдя на пенсию, открыли этот ресторанчик, полагаясь на записанные от руки рецепты тех дней.

 

Уже прощаясь, хозяйка протянула нам по свертку. Вечером я развернула пакет: в нем было два пирожка и записка: «Приходите еще». Да, может быть, еда в «русском ресторане» была мало похожа на русскую, зато там, пусть и на миг, мне подарили ощущение, что я дома.

"Харусамэ" — тонкая, практически прозрачная лапша, изготовленная из рисового или картофельного крахмала.

 

"Никуман" — японские булочки с начинкой.